Browsing "Разное"
Сен 30, 2018 - Разное    Комментарии к записи Falls (Водопады) отключены

Falls (Водопады)

/Здесь утром, видя скисшим молоко,
молочник узнает о вашей смерти.

И.Бродский/

Мой тихий городок…
Не броский , не парадный
Пылинка на Земле,
На картах не найти
Зачем и для кого
Зовёшься "Водопады"?
Тут водопадов нет…
Мда…, кто-то пошутил

Здесь всем "за шестьдесят".
И даже много больше
Две тысячи домов,
А рядом — редкий лес
И кажется, порой,
Что милосердный Боже
Забыл про городок .
Сломался GPS

Полотнища висят
Обиженно-устало
У флагов тот же цвет,
На крышу ворон сел.
И только прочитав,
Что этот дом " FOR SALE "
Соседи узнают , о том,
Что вас не стало

Есть мировой судья.
Крутой закваски.
Местной
Готовый день и ночь.
Рассматривать дела
А мы его зовём,
Как прежде
Вашей Честью
Хоть честь его давно
На пенсию ушла

Есть танцевальный зал.
Торжественно-солидный
Фальшивит , как всегда,
Оркестрик горожан
Там "девушка-мечта" ,
В коляске инвалидной
Румянами горя ,
Вас пригласит на джайв

Соседи-старики ,
Звенящие суставы
В забвении лихом
Откалывают па
Всего на миг забыв,
Что завтра их не станет
Мелеют ручейки…
Грохочет "водопад"!

А после, как всегда,
На лавках "точат лясы"
В стаканы нацедив
Дешёвое вино
Покой и тишина…
Сирена амбуланса
Нет!
Это не ко мне!
Сегодня … не за мной.

Стучит больной "мотор"
Под крестиком нательным
Еще один закат
Живу… Пока живу
Сегодня не меня
Увозят в богадельню
За то, что нету сил
Подстричь вокруг траву

Мой тихий городок,
Мы умираем вместе
Я не люблю тебя
Не получилось
Жаль…
Еще совсем чуть-чуть
И канет в неизвестность
И кислое вино,
И инвалидный джайв

* * *
Последняя мечта…
Увы , не голубая
Без боли умереть,
Услышав смерти зов

Наследники мои
Стыдливо улыбаясь
Знакомое "FOR SALE"
Поставят на газон

А.К.

Декабрь 2015 -Май 2016
 

Сен 30, 2018 - Разное    Комментарии к записи ЭВОЛЮЦИЯ ЖУАРА ПЕНУРА отключены

ЭВОЛЮЦИЯ ЖУАРА ПЕНУРА

Существо, похожее на крупную пантеру, вставшую на задние лапы, легким движением когтя открыло замок клетки, из которой тут же выбежало милое создание, пушистое и вислоухое. Оно заметалось на своих тоненьких копытцах от стенки к стенке, запрыгало и заверещало, но осознав, что бежать некуда, уселось, умоляюще глядя на хищника. Из сапфировых глаз, полных боли и какого-то тотального раскаяния во всех совершенных и несовершенных еще грехах, полились слезы. Хищник скользнул к вислоухому существу и стал его обнюхивать…

Жуар Пенур швырнул обглоданную тазобедренную кость в бак мусоросжигателя и со смаком облизал лапы, покрытые черной с проседью шерстью.

— Ох и хорош же ты был, мой сладкий друг.

Его массивная нижняя челюсть выдвинулась вперед, обнажая желтые зазубренные клыки, а губы растянулись, изобразив на звериной морде подобие улыбки. Обед удался на славу, добыча не сопротивлялась и покорно приняла свою судьбу. Но этот факт, к сожалению, не отменял того, что на звездолете, командиром и пилотом которого являлся Жуар Пенур, все клетки с продуктами были пусты. Голодрианец, чье нежное мясо с таким удовольствием он доел, оказался последним.

Дотронувшись когтем до приборной доски, напоминавшей торчащие из земли корни, командор глянул на возникшие в воздухе символы – новости с родной планеты. Ничего важного, однако на шерстяного астронавта внезапно накатила тоска по дому. Ему вспомнилось море с фиолетовыми рыбами, выпрыгивающими на закате из волн и испускающими электрические искры; джунгли и воркующую древо-птицу, тяжеловесно подпрыгивающую в поисках укромного места, куда можно было отложить серые сморщенные клубни. Внутренним взором увидел, как они с верным другом детства съедают старосту из соседнего племени Миноков – существ с толстыми, как барабан, животами и панцирем на спине. Счастливое время…

Жуар усилием воли прервал воспоминания. Он далеко от дома в каком-то глухом месте Вселенной и его съестные запасы закончились, а единственная надежда на спасение – медленно вращающаяся поблизости голубая планета, населенная существами, находящимися на варварской ступени социально-культурного развития. Но тут привередничать не приходится. Командор послал сигнал на один из спутников планеты и вылизал до блеска шерсть под хвостом, чтобы не выглядеть неподобающе при встрече с местной верхушкой власти. «Надеюсь, они все же достаточно цивилизованны, и мне не придется нюхать грязные зады». Жуар Пенур впрыснул себе под кожу ампулу с генетическим материалом, помогающим приспособиться к условиям любой планеты, и направил корабль на посадку.

Жуар был несколько удивлен присутствием огромного количества аборигенов, особенно его заинтересовали местные самцы с железными палками в руках, одетые в искусственную шерсть. Очевидно, это были жрецы с фаллическими символами власти и превосходства, командор встречал такое не раз в разных культурах. Хотя так много жрецов сразу он не видел никогда.

К нему подошли трое, один вытянул руку и произнес речь – набор гортанных звуков, которые переводчик интерпретировал как «привет». Жуар не обратил на это особого внимания, но, принюхавшись, почувствовал сладкий запах существа. «Культура хоть и примитивная, однако жители радушные», — подумал астронавт и, не заставляя местных долго ждать, откусил от сладко пахнущего двуногого. Тут, разумеется, началось веселье – существа, называющие себя людьми, приступили к своим ритуальным танцам, а жрецы раскидывали из железных палок металлические шарики – очевидно, салют.

Несколько дней командор потратил на перелеты и сбор продуктов, заполняя клетки корабля сладко пахнущими существами, и всюду радостные туземцы устраивали ему то салют из железных палок, то лазерное шоу, то услаждали его обоняние ароматическим газом, который, впрочем, даже видавшему виды астронавту показался несколько едким и удушливым. В конце концов, пристальное внимание к своей скромной персоне Жуару до смерти надоело и он, создав вокруг себя ментальный щит, скрылся от любопытных глаз.

Когда Жуар Пенур полностью откалибровал переводчика, он решил пообщаться с простыми туземцами наедине, без лишней шумихи. Войдя в первое попавшееся жилище, командор обнаружил там двух детенышей и самца с железной палкой, который, как обычно, приветствовал гостя дурацким салютом из металлических шариков. «И тут надоедливые поклонники, — подумал командор. — Что ж у них за традиция такая идиотская? Везде эти палки и шарики». Жуар уже собирался выйти, но тут самец заорал словно ненормальный:

— Жри меня, чудовище, только оставь детей! Они тебе не враги… – отбросив палку, абориген развел руки в стороны. — Возьми меня, а их не трогай…

— Зачем мне твои дети? Я что, дикий монстр какой-то, что бы есть твоих детей? – спросил удивленный до крайней степени Жуар .

Самец рухнул на стул и, ошарашенный, произнес:

— Ты говоришь… Значит, ты съешь только меня?..
— Зачем?! С чего такая нелепая мысль?

Человек недоверчиво посмотрел на командора:

— С чего? Ты съел заживо двоих и еще около сотни забрал на свой корабль для своих мерзких экспериментов!
— Да не делаю я никаких мерзких экспериментов, — возмутился астронавт. — Я их для еды забрал.
— А! Это, конечно, многое меняет, — саркастически заметил самец.
— Тем более, что они все лихоимцы и взяточники. Коррупционеры.
— И откуда ты это знаешь? Ты за ними следил, что ли, оттуда? — человек указал на небо.
— Что за глупости – «следил»… Я же хищник, за сотни тысячелетий эволюции моя раса научилась определять таких по запаху.
— Но… у них же есть семьи!
— А у тех, кого они обирают, кто умирает от голода из-за их воровства, детей нет? В отличие от нас, вы находитесь на примитивной ступени социальной эволюции и еще до многого не доросли. Мне жаль, но ваша радушная, любящая веселье цивилизация находится на краю гибели! У вас практически нет ни одного чиновника, который не брал бы взяток! Еще пара тысяч лет, и наступит апокалипсис, вы все вымрете, — поверь, я такое уже видел не раз. Мне бы хотелось поговорить об этом с вашими вожаками, но они не слушают – стоит подойти поближе, и они устраивают очередной утомительный карнавал с фейерверками и танцами. Самое печальное, что вы даже не видите, в каком тупике находитесь. А я не имею права вам помочь без разрешения хотя бы одного индивидуума с вашей планеты. Я и так уже наполнил свои трюмы и набил брюхо до отказа в нарушение всех инструкций. Больше мне помочь вам нечем, единственное, что я могу сделать, это – вот.

Жуар протянул человеку невзрачный кривой кусок деревяшки.

— Смола, которую выделяет плод древо-птицы, передает мысли на расстоянии. Если станет совсем плохо, вотрешь ее в кожу и сможешь послать мысль о помощи через всю галактику, и спасать вашу планету прилетят все мои товарищи, где бы мы ни были. Это все что я могу сделать для вашего мира.
Жуар Пенур махнул на прощанье хвостом и удалился. Цивилизации более развитые, чем эта, давно уже ждали его помощи.

* * *
— Папа! Ты прогнал инопланетного монстра!
— Ты очень крутой, ты самый лучший папа на свете!
— Только надо было поджарить его!
— И съесть!

Мальчишки, скакавшие вокруг отца, не замечали, что он задумчиво вертит в руках кривую деревяшку.

— А почему ты грустный? Монстр тебя ранил?
— Я просто думаю, ребятки, достаточно ли мы эволюционировали. – мужчина посмотрел на счета и квитанции, лежащие на столе. — Достаточно ли…

Он перевел взгляд на договор о займе из банка, а после на лица детей.
— Мне кажется, достаточно.
 

Сен 30, 2018 - Разное    Комментарии к записи ЭВОЛЮЦИЯ ЖУАРА ПЕНУРА отключены

ЭВОЛЮЦИЯ ЖУАРА ПЕНУРА

Существо, похожее на крупную пантеру, вставшую на задние лапы, легким движением когтя открыло замок клетки, из которой тут же выбежало милое создание, пушистое и вислоухое. Оно заметалось на своих тоненьких копытцах от стенки к стенке, запрыгало и заверещало, но осознав, что бежать некуда, уселось, умоляюще глядя на хищника. Из сапфировых глаз, полных боли и какого-то тотального раскаяния во всех совершенных и несовершенных еще грехах, полились слезы. Хищник скользнул к вислоухому существу и стал его обнюхивать…

Жуар Пенур швырнул обглоданную тазобедренную кость в бак мусоросжигателя и со смаком облизал лапы, покрытые черной с проседью шерстью.

— Ох и хорош же ты был, мой сладкий друг.

Его массивная нижняя челюсть выдвинулась вперед, обнажая желтые зазубренные клыки, а губы растянулись, изобразив на звериной морде подобие улыбки. Обед удался на славу, добыча не сопротивлялась и покорно приняла свою судьбу. Но этот факт, к сожалению, не отменял того, что на звездолете, командиром и пилотом которого являлся Жуар Пенур, все клетки с продуктами были пусты. Голодрианец, чье нежное мясо с таким удовольствием он доел, оказался последним.

Дотронувшись когтем до приборной доски, напоминавшей торчащие из земли корни, командор глянул на возникшие в воздухе символы – новости с родной планеты. Ничего важного, однако на шерстяного астронавта внезапно накатила тоска по дому. Ему вспомнилось море с фиолетовыми рыбами, выпрыгивающими на закате из волн и испускающими электрические искры; джунгли и воркующую древо-птицу, тяжеловесно подпрыгивающую в поисках укромного места, куда можно было отложить серые сморщенные клубни. Внутренним взором увидел, как они с верным другом детства съедают старосту из соседнего племени Миноков – существ с толстыми, как барабан, животами и панцирем на спине. Счастливое время…

Жуар усилием воли прервал воспоминания. Он далеко от дома в каком-то глухом месте Вселенной и его съестные запасы закончились, а единственная надежда на спасение – медленно вращающаяся поблизости голубая планета, населенная существами, находящимися на варварской ступени социально-культурного развития. Но тут привередничать не приходится. Командор послал сигнал на один из спутников планеты и вылизал до блеска шерсть под хвостом, чтобы не выглядеть неподобающе при встрече с местной верхушкой власти. «Надеюсь, они все же достаточно цивилизованны, и мне не придется нюхать грязные зады». Жуар Пенур впрыснул себе под кожу ампулу с генетическим материалом, помогающим приспособиться к условиям любой планеты, и направил корабль на посадку.

Жуар был несколько удивлен присутствием огромного количества аборигенов, особенно его заинтересовали местные самцы с железными палками в руках, одетые в искусственную шерсть. Очевидно, это были жрецы с фаллическими символами власти и превосходства, командор встречал такое не раз в разных культурах. Хотя так много жрецов сразу он не видел никогда.

К нему подошли трое, один вытянул руку и произнес речь – набор гортанных звуков, которые переводчик интерпретировал как «привет». Жуар не обратил на это особого внимания, но, принюхавшись, почувствовал сладкий запах существа. «Культура хоть и примитивная, однако жители радушные», — подумал астронавт и, не заставляя местных долго ждать, откусил от сладко пахнущего двуногого. Тут, разумеется, началось веселье – существа, называющие себя людьми, приступили к своим ритуальным танцам, а жрецы раскидывали из железных палок металлические шарики – очевидно, салют.

Несколько дней командор потратил на перелеты и сбор продуктов, заполняя клетки корабля сладко пахнущими существами, и всюду радостные туземцы устраивали ему то салют из железных палок, то лазерное шоу, то услаждали его обоняние ароматическим газом, который, впрочем, даже видавшему виды астронавту показался несколько едким и удушливым. В конце концов, пристальное внимание к своей скромной персоне Жуару до смерти надоело и он, создав вокруг себя ментальный щит, скрылся от любопытных глаз.

Когда Жуар Пенур полностью откалибровал переводчика, он решил пообщаться с простыми туземцами наедине, без лишней шумихи. Войдя в первое попавшееся жилище, командор обнаружил там двух детенышей и самца с железной палкой, который, как обычно, приветствовал гостя дурацким салютом из металлических шариков. «И тут надоедливые поклонники, — подумал командор. — Что ж у них за традиция такая идиотская? Везде эти палки и шарики». Жуар уже собирался выйти, но тут самец заорал словно ненормальный:

— Жри меня, чудовище, только оставь детей! Они тебе не враги… – отбросив палку, абориген развел руки в стороны. — Возьми меня, а их не трогай…

— Зачем мне твои дети? Я что, дикий монстр какой-то, что бы есть твоих детей? – спросил удивленный до крайней степени Жуар .

Самец рухнул на стул и, ошарашенный, произнес:

— Ты говоришь… Значит, ты съешь только меня?..
— Зачем?! С чего такая нелепая мысль?

Человек недоверчиво посмотрел на командора:

— С чего? Ты съел заживо двоих и еще около сотни забрал на свой корабль для своих мерзких экспериментов!
— Да не делаю я никаких мерзких экспериментов, — возмутился астронавт. — Я их для еды забрал.
— А! Это, конечно, многое меняет, — саркастически заметил самец.
— Тем более, что они все лихоимцы и взяточники. Коррупционеры.
— И откуда ты это знаешь? Ты за ними следил, что ли, оттуда? — человек указал на небо.
— Что за глупости – «следил»… Я же хищник, за сотни тысячелетий эволюции моя раса научилась определять таких по запаху.
— Но… у них же есть семьи!
— А у тех, кого они обирают, кто умирает от голода из-за их воровства, детей нет? В отличие от нас, вы находитесь на примитивной ступени социальной эволюции и еще до многого не доросли. Мне жаль, но ваша радушная, любящая веселье цивилизация находится на краю гибели! У вас практически нет ни одного чиновника, который не брал бы взяток! Еще пара тысяч лет, и наступит апокалипсис, вы все вымрете, — поверь, я такое уже видел не раз. Мне бы хотелось поговорить об этом с вашими вожаками, но они не слушают – стоит подойти поближе, и они устраивают очередной утомительный карнавал с фейерверками и танцами. Самое печальное, что вы даже не видите, в каком тупике находитесь. А я не имею права вам помочь без разрешения хотя бы одного индивидуума с вашей планеты. Я и так уже наполнил свои трюмы и набил брюхо до отказа в нарушение всех инструкций. Больше мне помочь вам нечем, единственное, что я могу сделать, это – вот.

Жуар протянул человеку невзрачный кривой кусок деревяшки.

— Смола, которую выделяет плод древо-птицы, передает мысли на расстоянии. Если станет совсем плохо, вотрешь ее в кожу и сможешь послать мысль о помощи через всю галактику, и спасать вашу планету прилетят все мои товарищи, где бы мы ни были. Это все что я могу сделать для вашего мира.
Жуар Пенур махнул на прощанье хвостом и удалился. Цивилизации более развитые, чем эта, давно уже ждали его помощи.

* * *
— Папа! Ты прогнал инопланетного монстра!
— Ты очень крутой, ты самый лучший папа на свете!
— Только надо было поджарить его!
— И съесть!

Мальчишки, скакавшие вокруг отца, не замечали, что он задумчиво вертит в руках кривую деревяшку.

— А почему ты грустный? Монстр тебя ранил?
— Я просто думаю, ребятки, достаточно ли мы эволюционировали. – мужчина посмотрел на счета и квитанции, лежащие на столе. — Достаточно ли…

Он перевел взгляд на договор о займе из банка, а после на лица детей.
— Мне кажется, достаточно.
 

Сен 30, 2018 - Разное    Комментарии к записи Не тоскуй! отключены

Не тоскуй!

Не тоскуй в рассвет туманный,
не тоскуй!
Может, днём светлее станет,
а закат вообще подарит
поцелуй;
будешь осенью ты пьяным,
с нею — пир душе желанный,
восхитительный и жданный
много лун…

Не грусти в угрюмой хмари,
не грусти!
В ней — конец тропы обманной,
не пути;
синь покажется однажды
сквозь дожди,
долго жить они прикажут —
верь и жди —
стихнет ветер ураганный,
ляжет жизнь дорогой санной…

Только помни, друг, о главном:
ты при этом сиднем сам-то
не сиди,
рот разинув под нирвану
впереди!

28-29 сентября 2018 г
 

Сен 30, 2018 - Разное    Комментарии к записи ЭВОЛЮЦИЯ ЖУАРА ПЕНУРА отключены

ЭВОЛЮЦИЯ ЖУАРА ПЕНУРА

Существо, похожее на крупную пантеру, вставшую на задние лапы, легким движением когтя открыло замок клетки, из которой тут же выбежало милое создание, пушистое и вислоухое. Оно заметалось на своих тоненьких копытцах от стенки к стенке, запрыгало и заверещало, но осознав, что бежать некуда, уселось, умоляюще глядя на хищника. Из сапфировых глаз, полных боли и какого-то тотального раскаяния во всех совершенных и несовершенных еще грехах, полились слезы. Хищник скользнул к вислоухому существу и стал его обнюхивать…

Жуар Пенур швырнул обглоданную тазобедренную кость в бак мусоросжигателя и со смаком облизал лапы, покрытые черной с проседью шерстью.

— Ох и хорош же ты был, мой сладкий друг.

Его массивная нижняя челюсть выдвинулась вперед, обнажая желтые зазубренные клыки, а губы растянулись, изобразив на звериной морде подобие улыбки. Обед удался на славу, добыча не сопротивлялась и покорно приняла свою судьбу. Но этот факт, к сожалению, не отменял того, что на звездолете, командиром и пилотом которого являлся Жуар Пенур, все клетки с продуктами были пусты. Голодрианец, чье нежное мясо с таким удовольствием он доел, оказался последним.

Дотронувшись когтем до приборной доски, напоминавшей торчащие из земли корни, командор глянул на возникшие в воздухе символы – новости с родной планеты. Ничего важного, однако на шерстяного астронавта внезапно накатила тоска по дому. Ему вспомнилось море с фиолетовыми рыбами, выпрыгивающими на закате из волн и испускающими электрические искры; джунгли и воркующую древо-птицу, тяжеловесно подпрыгивающую в поисках укромного места, куда можно было отложить серые сморщенные клубни. Внутренним взором увидел, как они с верным другом детства съедают старосту из соседнего племени Миноков – существ с толстыми, как барабан, животами и панцирем на спине. Счастливое время…

Жуар усилием воли прервал воспоминания. Он далеко от дома в каком-то глухом месте Вселенной и его съестные запасы закончились, а единственная надежда на спасение – медленно вращающаяся поблизости голубая планета, населенная существами, находящимися на варварской ступени социально-культурного развития. Но тут привередничать не приходится. Командор послал сигнал на один из спутников планеты и вылизал до блеска шерсть под хвостом, чтобы не выглядеть неподобающе при встрече с местной верхушкой власти. «Надеюсь, они все же достаточно цивилизованны, и мне не придется нюхать грязные зады». Жуар Пенур впрыснул себе под кожу ампулу с генетическим материалом, помогающим приспособиться к условиям любой планеты, и направил корабль на посадку.

Жуар был несколько удивлен присутствием огромного количества аборигенов, особенно его заинтересовали местные самцы с железными палками в руках, одетые в искусственную шерсть. Очевидно, это были жрецы с фаллическими символами власти и превосходства, командор встречал такое не раз в разных культурах. Хотя так много жрецов сразу он не видел никогда.

К нему подошли трое, один вытянул руку и произнес речь – набор гортанных звуков, которые переводчик интерпретировал как «привет». Жуар не обратил на это особого внимания, но, принюхавшись, почувствовал сладкий запах существа. «Культура хоть и примитивная, однако жители радушные», — подумал астронавт и, не заставляя местных долго ждать, откусил от сладко пахнущего двуногого. Тут, разумеется, началось веселье – существа, называющие себя людьми, приступили к своим ритуальным танцам, а жрецы раскидывали из железных палок металлические шарики – очевидно, салют.

Несколько дней командор потратил на перелеты и сбор продуктов, заполняя клетки корабля сладко пахнущими существами, и всюду радостные туземцы устраивали ему то салют из железных палок, то лазерное шоу, то услаждали его обоняние ароматическим газом, который, впрочем, даже видавшему виды астронавту показался несколько едким и удушливым. В конце концов, пристальное внимание к своей скромной персоне Жуару до смерти надоело и он, создав вокруг себя ментальный щит, скрылся от любопытных глаз.

Когда Жуар Пенур полностью откалибровал переводчика, он решил пообщаться с простыми туземцами наедине, без лишней шумихи. Войдя в первое попавшееся жилище, командор обнаружил там двух детенышей и самца с железной палкой, который, как обычно, приветствовал гостя дурацким салютом из металлических шариков. «И тут надоедливые поклонники, — подумал командор. — Что ж у них за традиция такая идиотская? Везде эти палки и шарики». Жуар уже собирался выйти, но тут самец заорал словно ненормальный:

— Жри меня, чудовище, только оставь детей! Они тебе не враги… – отбросив палку, абориген развел руки в стороны. — Возьми меня, а их не трогай…

— Зачем мне твои дети? Я что, дикий монстр какой-то, что бы есть твоих детей? – спросил удивленный до крайней степени Жуар .

Самец рухнул на стул и, ошарашенный, произнес:

— Ты говоришь… Значит, ты съешь только меня?..
— Зачем?! С чего такая нелепая мысль?

Человек недоверчиво посмотрел на командора:

— С чего? Ты съел заживо двоих и еще около сотни забрал на свой корабль для своих мерзких экспериментов!
— Да не делаю я никаких мерзких экспериментов, — возмутился астронавт. — Я их для еды забрал.
— А! Это, конечно, многое меняет, — саркастически заметил самец.
— Тем более, что они все лихоимцы и взяточники. Коррупционеры.
— И откуда ты это знаешь? Ты за ними следил, что ли, оттуда? — человек указал на небо.
— Что за глупости – «следил»… Я же хищник, за сотни тысячелетий эволюции моя раса научилась определять таких по запаху.
— Но… у них же есть семьи!
— А у тех, кого они обирают, кто умирает от голода из-за их воровства, детей нет? В отличие от нас, вы находитесь на примитивной ступени социальной эволюции и еще до многого не доросли. Мне жаль, но ваша радушная, любящая веселье цивилизация находится на краю гибели! У вас практически нет ни одного чиновника, который не брал бы взяток! Еще пара тысяч лет, и наступит апокалипсис, вы все вымрете, — поверь, я такое уже видел не раз. Мне бы хотелось поговорить об этом с вашими вожаками, но они не слушают – стоит подойти поближе, и они устраивают очередной утомительный карнавал с фейерверками и танцами. Самое печальное, что вы даже не видите, в каком тупике находитесь. А я не имею права вам помочь без разрешения хотя бы одного индивидуума с вашей планеты. Я и так уже наполнил свои трюмы и набил брюхо до отказа в нарушение всех инструкций. Больше мне помочь вам нечем, единственное, что я могу сделать, это – вот.

Жуар протянул человеку невзрачный кривой кусок деревяшки.

— Смола, которую выделяет плод древо-птицы, передает мысли на расстоянии. Если станет совсем плохо, вотрешь ее в кожу и сможешь послать мысль о помощи через всю галактику, и спасать вашу планету прилетят все мои товарищи, где бы мы ни были. Это все что я могу сделать для вашего мира.
Жуар Пенур махнул на прощанье хвостом и удалился. Цивилизации более развитые, чем эта, давно уже ждали его помощи.

* * *
— Папа! Ты прогнал инопланетного монстра!
— Ты очень крутой, ты самый лучший папа на свете!
— Только надо было поджарить его!
— И съесть!

Мальчишки, скакавшие вокруг отца, не замечали, что он задумчиво вертит в руках кривую деревяшку.

— А почему ты грустный? Монстр тебя ранил?
— Я просто думаю, ребятки, достаточно ли мы эволюционировали. – мужчина посмотрел на счета и квитанции, лежащие на столе. — Достаточно ли…

Он перевел взгляд на договор о займе из банка, а после на лица детей.
— Мне кажется, достаточно.
 

Сен 30, 2018 - Разное    Комментарии к записи Вам кажется! отключены

Вам кажется!

Куда ни взглянешь, тысячи витрин
за мнимым бескорыстием рекламы
хранят до срока «Yellow Submarine»
для малыша и с ним идущей мамы,
для паренька, для девушки с тату
на карамельной щиколотке левой;
по-бабьи прислонившейся к зонту,
как будто в «Шантеклере» королевой,
тщедушной тени; для аллеи лип,
каштанов и платанов на бульварах.
«Сентябрь был зелен, – слышится, – он влип,
ведь ублажал торговок на базарах,
сидящих у подъездов стариков
теплом обворожительной улыбки;
он уверял погодок и годков,
что, мол, негоже повторять ошибки
предшественников – зелени не счесть,
да и потом: какие ваши годы?!
Он блефовал и не спешил учесть
превратности характера погоды…»

Вам кажется: проиграно пари.
Все думают: листва теряет цену.
Нет, миллионы «Yellow Submarine»
жизнь возвращают, возвратясь на сцену…
 

Сен 29, 2018 - Разное    Комментарии к записи ЭВОЛЮЦИЯ ЖУАРА ПЕНУРА отключены

ЭВОЛЮЦИЯ ЖУАРА ПЕНУРА

Существо, похожее на крупную пантеру, вставшую на задние лапы, легким движением когтя открыло замок клетки, из которой тут же выбежало милое создание, пушистое и вислоухое. Оно заметалось на своих тоненьких копытцах от стенки к стенке, запрыгало и заверещало, но осознав, что бежать некуда, уселось, умоляюще глядя на хищника. Из сапфировых глаз, полных боли и какого-то тотального раскаяния во всех совершенных и несовершенных еще грехах, полились слезы. Хищник скользнул к вислоухому существу и стал его обнюхивать…

Жуар Пенур швырнул обглоданную тазобедренную кость в бак мусоросжигателя и со смаком облизал лапы, покрытые черной с проседью шерстью.

— Ох и хорош же ты был, мой сладкий друг.

Его массивная нижняя челюсть выдвинулась вперед, обнажая желтые зазубренные клыки, а губы растянулись, изобразив на звериной морде подобие улыбки. Обед удался на славу, добыча не сопротивлялась и покорно приняла свою судьбу. Но этот факт, к сожалению, не отменял того, что на звездолете, командиром и пилотом которого являлся Жуар Пенур, все клетки с продуктами были пусты. Голодрианец, чье нежное мясо с таким удовольствием он доел, оказался последним.

Дотронувшись когтем до приборной доски, напоминавшей торчащие из земли корни, командор глянул на возникшие в воздухе символы – новости с родной планеты. Ничего важного, однако на шерстяного астронавта внезапно накатила тоска по дому. Ему вспомнилось море с фиолетовыми рыбами, выпрыгивающими на закате из волн и испускающими электрические искры; джунгли и воркующую древо-птицу, тяжеловесно подпрыгивающую в поисках укромного места, куда можно было отложить серые сморщенные клубни. Внутренним взором увидел, как они с верным другом детства съедают старосту из соседнего племени Миноков – существ с толстыми, как барабан, животами и панцирем на спине. Счастливое время…

Жуар усилием воли прервал воспоминания. Он далеко от дома в каком-то глухом месте Вселенной и его съестные запасы закончились, а единственная надежда на спасение – медленно вращающаяся поблизости голубая планета, населенная существами, находящимися на варварской ступени социально-культурного развития. Но тут привередничать не приходится. Командор послал сигнал на один из спутников планеты и вылизал до блеска шерсть под хвостом, чтобы не выглядеть неподобающе при встрече с местной верхушкой власти. «Надеюсь, они все же достаточно цивилизованны, и мне не придется нюхать грязные зады». Жуар Пенур впрыснул себе под кожу ампулу с генетическим материалом, помогающим приспособиться к условиям любой планеты, и направил корабль на посадку.

Жуар был несколько удивлен присутствием огромного количества аборигенов, особенно его заинтересовали местные самцы с железными палками в руках, одетые в искусственную шерсть. Очевидно, это были жрецы с фаллическими символами власти и превосходства, командор встречал такое не раз в разных культурах. Хотя так много жрецов сразу он не видел никогда.

К нему подошли трое, один вытянул руку и произнес речь – набор гортанных звуков, которые переводчик интерпретировал как «привет». Жуар не обратил на это особого внимания, но, принюхавшись, почувствовал сладкий запах существа. «Культура хоть и примитивная, однако жители радушные», — подумал астронавт и, не заставляя местных долго ждать, откусил от сладко пахнущего двуногого. Тут, разумеется, началось веселье – существа, называющие себя людьми, приступили к своим ритуальным танцам, а жрецы раскидывали из железных палок металлические шарики – очевидно, салют.

Несколько дней командор потратил на перелеты и сбор продуктов, заполняя клетки корабля сладко пахнущими существами, и всюду радостные туземцы устраивали ему то салют из железных палок, то лазерное шоу, то услаждали его обоняние ароматическим газом, который, впрочем, даже видавшему виды астронавту показался несколько едким и удушливым. В конце концов, пристальное внимание к своей скромной персоне Жуару до смерти надоело и он, создав вокруг себя ментальный щит, скрылся от любопытных глаз.

Когда Жуар Пенур полностью откалибровал переводчика, он решил пообщаться с простыми туземцами наедине, без лишней шумихи. Войдя в первое попавшееся жилище, командор обнаружил там двух детенышей и самца с железной палкой, который, как обычно, приветствовал гостя дурацким салютом из металлических шариков. «И тут надоедливые поклонники, — подумал командор. — Что ж у них за традиция такая идиотская? Везде эти палки и шарики». Жуар уже собирался выйти, но тут самец заорал словно ненормальный:

— Жри меня, чудовище, только оставь детей! Они тебе не враги… – отбросив палку, абориген развел руки в стороны. — Возьми меня, а их не трогай…

— Зачем мне твои дети? Я что, дикий монстр какой-то, что бы есть твоих детей? – спросил удивленный до крайней степени Жуар .

Самец рухнул на стул и, ошарашенный, произнес:

— Ты говоришь… Значит, ты съешь только меня?..
— Зачем?! С чего такая нелепая мысль?

Человек недоверчиво посмотрел на командора:

— С чего? Ты съел заживо двоих и еще около сотни забрал на свой корабль для своих мерзких экспериментов!
— Да не делаю я никаких мерзких экспериментов, — возмутился астронавт. — Я их для еды забрал.
— А! Это, конечно, многое меняет, — саркастически заметил самец.
— Тем более, что они все лихоимцы и взяточники. Коррупционеры.
— И откуда ты это знаешь? Ты за ними следил, что ли, оттуда? — человек указал на небо.
— Что за глупости – «следил»… Я же хищник, за сотни тысячелетий эволюции моя раса научилась определять таких по запаху.
— Но… у них же есть семьи!
— А у тех, кого они обирают, кто умирает от голода из-за их воровства, детей нет? В отличие от нас, вы находитесь на примитивной ступени социальной эволюции и еще до многого не доросли. Мне жаль, но ваша радушная, любящая веселье цивилизация находится на краю гибели! У вас практически нет ни одного чиновника, который не брал бы взяток! Еще пара тысяч лет, и наступит апокалипсис, вы все вымрете, — поверь, я такое уже видел не раз. Мне бы хотелось поговорить об этом с вашими вожаками, но они не слушают – стоит подойти поближе, и они устраивают очередной утомительный карнавал с фейерверками и танцами. Самое печальное, что вы даже не видите, в каком тупике находитесь. А я не имею права вам помочь без разрешения хотя бы одного индивидуума с вашей планеты. Я и так уже наполнил свои трюмы и набил брюхо до отказа в нарушение всех инструкций. Больше мне помочь вам нечем, единственное, что я могу сделать, это – вот.

Жуар протянул человеку невзрачный кривой кусок деревяшки.

— Смола, которую выделяет плод древо-птицы, передает мысли на расстоянии. Если станет совсем плохо, вотрешь ее в кожу и сможешь послать мысль о помощи через всю галактику, и спасать вашу планету прилетят все мои товарищи, где бы мы ни были. Это все что я могу сделать для вашего мира.
Жуар Пенур махнул на прощанье хвостом и удалился. Цивилизации более развитые, чем эта, давно уже ждали его помощи.

* * *
— Папа! Ты прогнал инопланетного монстра!
— Ты очень крутой, ты самый лучший папа на свете!
— Только надо было поджарить его!
— И съесть!

Мальчишки, скакавшие вокруг отца, не замечали, что он задумчиво вертит в руках кривую деревяшку.

— А почему ты грустный? Монстр тебя ранил?
— Я просто думаю, ребятки, достаточно ли мы эволюционировали. – мужчина посмотрел на счета и квитанции, лежащие на столе. — Достаточно ли…

Он перевел взгляд на договор о займе из банка, а после на лица детей.
— Мне кажется, достаточно.
 

Сен 29, 2018 - Разное    Комментарии к записи ЭВОЛЮЦИЯ ЖУАРА ПЕНУРА отключены

ЭВОЛЮЦИЯ ЖУАРА ПЕНУРА

Существо, похожее на крупную пантеру, вставшую на задние лапы, легким движением когтя открыло замок клетки, из которой тут же выбежало милое создание, пушистое и вислоухое. Оно заметалось на своих тоненьких копытцах от стенки к стенке, запрыгало и заверещало, но осознав, что бежать некуда, уселось, умоляюще глядя на хищника. Из сапфировых глаз, полных боли и какого-то тотального раскаяния во всех совершенных и несовершенных еще грехах, полились слезы. Хищник скользнул к вислоухому существу и стал его обнюхивать…

Жуар Пенур швырнул обглоданную тазобедренную кость в бак мусоросжигателя и со смаком облизал лапы, покрытые черной с проседью шерстью.

— Ох и хорош же ты был, мой сладкий друг.

Его массивная нижняя челюсть выдвинулась вперед, обнажая желтые зазубренные клыки, а губы растянулись, изобразив на звериной морде подобие улыбки. Обед удался на славу, добыча не сопротивлялась и покорно приняла свою судьбу. Но этот факт, к сожалению, не отменял того, что на звездолете, командиром и пилотом которого являлся Жуар Пенур, все клетки с продуктами были пусты. Голодрианец, чье нежное мясо с таким удовольствием он доел, оказался последним.

Дотронувшись когтем до приборной доски, напоминавшей торчащие из земли корни, командор глянул на возникшие в воздухе символы – новости с родной планеты. Ничего важного, однако на шерстяного астронавта внезапно накатила тоска по дому. Ему вспомнилось море с фиолетовыми рыбами, выпрыгивающими на закате из волн и испускающими электрические искры; джунгли и воркующую древо-птицу, тяжеловесно подпрыгивающую в поисках укромного места, куда можно было отложить серые сморщенные клубни. Внутренним взором увидел, как они с верным другом детства съедают старосту из соседнего племени Миноков – существ с толстыми, как барабан, животами и панцирем на спине. Счастливое время…

Жуар усилием воли прервал воспоминания. Он далеко от дома в каком-то глухом месте Вселенной и его съестные запасы закончились, а единственная надежда на спасение – медленно вращающаяся поблизости голубая планета, населенная существами, находящимися на варварской ступени социально-культурного развития. Но тут привередничать не приходится. Командор послал сигнал на один из спутников планеты и вылизал до блеска шерсть под хвостом, чтобы не выглядеть неподобающе при встрече с местной верхушкой власти. «Надеюсь, они все же достаточно цивилизованны, и мне не придется нюхать грязные зады». Жуар Пенур впрыснул себе под кожу ампулу с генетическим материалом, помогающим приспособиться к условиям любой планеты, и направил корабль на посадку.

Жуар был несколько удивлен присутствием огромного количества аборигенов, особенно его заинтересовали местные самцы с железными палками в руках, одетые в искусственную шерсть. Очевидно, это были жрецы с фаллическими символами власти и превосходства, командор встречал такое не раз в разных культурах. Хотя так много жрецов сразу он не видел никогда.

К нему подошли трое, один вытянул руку и произнес речь – набор гортанных звуков, которые переводчик интерпретировал как «привет». Жуар не обратил на это особого внимания, но, принюхавшись, почувствовал сладкий запах существа. «Культура хоть и примитивная, однако жители радушные», — подумал астронавт и, не заставляя местных долго ждать, откусил от сладко пахнущего двуногого. Тут, разумеется, началось веселье – существа, называющие себя людьми, приступили к своим ритуальным танцам, а жрецы раскидывали из железных палок металлические шарики – очевидно, салют.

Несколько дней командор потратил на перелеты и сбор продуктов, заполняя клетки корабля сладко пахнущими существами, и всюду радостные туземцы устраивали ему то салют из железных палок, то лазерное шоу, то услаждали его обоняние ароматическим газом, который, впрочем, даже видавшему виды астронавту показался несколько едким и удушливым. В конце концов, пристальное внимание к своей скромной персоне Жуару до смерти надоело и он, создав вокруг себя ментальный щит, скрылся от любопытных глаз.

Когда Жуар Пенур полностью откалибровал переводчика, он решил пообщаться с простыми туземцами наедине, без лишней шумихи. Войдя в первое попавшееся жилище, командор обнаружил там двух детенышей и самца с железной палкой, который, как обычно, приветствовал гостя дурацким салютом из металлических шариков. «И тут надоедливые поклонники, — подумал командор. — Что ж у них за традиция такая идиотская? Везде эти палки и шарики». Жуар уже собирался выйти, но тут самец заорал словно ненормальный:

— Жри меня, чудовище, только оставь детей! Они тебе не враги… – отбросив палку, абориген развел руки в стороны. — Возьми меня, а их не трогай…

— Зачем мне твои дети? Я что, дикий монстр какой-то, что бы есть твоих детей? – спросил удивленный до крайней степени Жуар .

Самец рухнул на стул и, ошарашенный, произнес:

— Ты говоришь… Значит, ты съешь только меня?..
— Зачем?! С чего такая нелепая мысль?

Человек недоверчиво посмотрел на командора:

— С чего? Ты съел заживо двоих и еще около сотни забрал на свой корабль для своих мерзких экспериментов!
— Да не делаю я никаких мерзких экспериментов, — возмутился астронавт. — Я их для еды забрал.
— А! Это, конечно, многое меняет, — саркастически заметил самец.
— Тем более, что они все лихоимцы и взяточники. Коррупционеры.
— И откуда ты это знаешь? Ты за ними следил, что ли, оттуда? — человек указал на небо.
— Что за глупости – «следил»… Я же хищник, за сотни тысячелетий эволюции моя раса научилась определять таких по запаху.
— Но… у них же есть семьи!
— А у тех, кого они обирают, кто умирает от голода из-за их воровства, детей нет? В отличие от нас, вы находитесь на примитивной ступени социальной эволюции и еще до многого не доросли. Мне жаль, но ваша радушная, любящая веселье цивилизация находится на краю гибели! У вас практически нет ни одного чиновника, который не брал бы взяток! Еще пара тысяч лет, и наступит апокалипсис, вы все вымрете, — поверь, я такое уже видел не раз. Мне бы хотелось поговорить об этом с вашими вожаками, но они не слушают – стоит подойти поближе, и они устраивают очередной утомительный карнавал с фейерверками и танцами. Самое печальное, что вы даже не видите, в каком тупике находитесь. А я не имею права вам помочь без разрешения хотя бы одного индивидуума с вашей планеты. Я и так уже наполнил свои трюмы и набил брюхо до отказа в нарушение всех инструкций. Больше мне помочь вам нечем, единственное, что я могу сделать, это – вот.

Жуар протянул человеку невзрачный кривой кусок деревяшки.

— Смола, которую выделяет плод древо-птицы, передает мысли на расстоянии. Если станет совсем плохо, вотрешь ее в кожу и сможешь послать мысль о помощи через всю галактику, и спасать вашу планету прилетят все мои товарищи, где бы мы ни были. Это все что я могу сделать для вашего мира.
Жуар Пенур махнул на прощанье хвостом и удалился. Цивилизации более развитые, чем эта, давно уже ждали его помощи.

* * *
— Папа! Ты прогнал инопланетного монстра!
— Ты очень крутой, ты самый лучший папа на свете!
— Только надо было поджарить его!
— И съесть!

Мальчишки, скакавшие вокруг отца, не замечали, что он задумчиво вертит в руках кривую деревяшку.

— А почему ты грустный? Монстр тебя ранил?
— Я просто думаю, ребятки, достаточно ли мы эволюционировали. – мужчина посмотрел на счета и квитанции, лежащие на столе. — Достаточно ли…

Он перевел взгляд на договор о займе из банка, а после на лица детей.
— Мне кажется, достаточно.
 

Сен 29, 2018 - Разное    Комментарии к записи ЭВОЛЮЦИЯ ЖУАРА ПЕНУРА отключены

ЭВОЛЮЦИЯ ЖУАРА ПЕНУРА

Существо, похожее на крупную пантеру, вставшую на задние лапы, легким движением когтя открыло замок клетки, из которой тут же выбежало милое создание, пушистое и вислоухое. Оно заметалось на своих тоненьких копытцах от стенки к стенке, запрыгало и заверещало, но осознав, что бежать некуда, уселось, умоляюще глядя на хищника. Из сапфировых глаз, полных боли и какого-то тотального раскаяния во всех совершенных и несовершенных еще грехах, полились слезы. Хищник скользнул к вислоухому существу и стал его обнюхивать…

Жуар Пенур швырнул обглоданную тазобедренную кость в бак мусоросжигателя и со смаком облизал лапы, покрытые черной с проседью шерстью.

— Ох и хорош же ты был, мой сладкий друг.

Его массивная нижняя челюсть выдвинулась вперед, обнажая желтые зазубренные клыки, а губы растянулись, изобразив на звериной морде подобие улыбки. Обед удался на славу, добыча не сопротивлялась и покорно приняла свою судьбу. Но этот факт, к сожалению, не отменял того, что на звездолете, командиром и пилотом которого являлся Жуар Пенур, все клетки с продуктами были пусты. Голодрианец, чье нежное мясо с таким удовольствием он доел, оказался последним.

Дотронувшись когтем до приборной доски, напоминавшей торчащие из земли корни, командор глянул на возникшие в воздухе символы – новости с родной планеты. Ничего важного, однако на шерстяного астронавта внезапно накатила тоска по дому. Ему вспомнилось море с фиолетовыми рыбами, выпрыгивающими на закате из волн и испускающими электрические искры; джунгли и воркующую древо-птицу, тяжеловесно подпрыгивающую в поисках укромного места, куда можно было отложить серые сморщенные клубни. Внутренним взором увидел, как они с верным другом детства съедают старосту из соседнего племени Миноков – существ с толстыми, как барабан, животами и панцирем на спине. Счастливое время…

Жуар усилием воли прервал воспоминания. Он далеко от дома в каком-то глухом месте Вселенной и его съестные запасы закончились, а единственная надежда на спасение – медленно вращающаяся поблизости голубая планета, населенная существами, находящимися на варварской ступени социально-культурного развития. Но тут привередничать не приходится. Командор послал сигнал на один из спутников планеты и вылизал до блеска шерсть под хвостом, чтобы не выглядеть неподобающе при встрече с местной верхушкой власти. «Надеюсь, они все же достаточно цивилизованны, и мне не придется нюхать грязные зады». Жуар Пенур впрыснул себе под кожу ампулу с генетическим материалом, помогающим приспособиться к условиям любой планеты, и направил корабль на посадку.

Жуар был несколько удивлен присутствием огромного количества аборигенов, особенно его заинтересовали местные самцы с железными палками в руках, одетые в искусственную шерсть. Очевидно, это были жрецы с фаллическими символами власти и превосходства, командор встречал такое не раз в разных культурах. Хотя так много жрецов сразу он не видел никогда.

К нему подошли трое, один вытянул руку и произнес речь – набор гортанных звуков, которые переводчик интерпретировал как «привет». Жуар не обратил на это особого внимания, но, принюхавшись, почувствовал сладкий запах существа. «Культура хоть и примитивная, однако жители радушные», — подумал астронавт и, не заставляя местных долго ждать, откусил от сладко пахнущего двуногого. Тут, разумеется, началось веселье – существа, называющие себя людьми, приступили к своим ритуальным танцам, а жрецы раскидывали из железных палок металлические шарики – очевидно, салют.

Несколько дней командор потратил на перелеты и сбор продуктов, заполняя клетки корабля сладко пахнущими существами, и всюду радостные туземцы устраивали ему то салют из железных палок, то лазерное шоу, то услаждали его обоняние ароматическим газом, который, впрочем, даже видавшему виды астронавту показался несколько едким и удушливым. В конце концов, пристальное внимание к своей скромной персоне Жуару до смерти надоело и он, создав вокруг себя ментальный щит, скрылся от любопытных глаз.

Когда Жуар Пенур полностью откалибровал переводчика, он решил пообщаться с простыми туземцами наедине, без лишней шумихи. Войдя в первое попавшееся жилище, командор обнаружил там двух детенышей и самца с железной палкой, который, как обычно, приветствовал гостя дурацким салютом из металлических шариков. «И тут надоедливые поклонники, — подумал командор. — Что ж у них за традиция такая идиотская? Везде эти палки и шарики». Жуар уже собирался выйти, но тут самец заорал словно ненормальный:

— Жри меня, чудовище, только оставь детей! Они тебе не враги… – отбросив палку, абориген развел руки в стороны. — Возьми меня, а их не трогай…

— Зачем мне твои дети? Я что, дикий монстр какой-то, что бы есть твоих детей? – спросил удивленный до крайней степени Жуар .

Самец рухнул на стул и, ошарашенный, произнес:

— Ты говоришь… Значит, ты съешь только меня?..
— Зачем?! С чего такая нелепая мысль?

Человек недоверчиво посмотрел на командора:

— С чего? Ты съел заживо двоих и еще около сотни забрал на свой корабль для своих мерзких экспериментов!
— Да не делаю я никаких мерзких экспериментов, — возмутился астронавт. — Я их для еды забрал.
— А! Это, конечно, многое меняет, — саркастически заметил самец.
— Тем более, что они все лихоимцы и взяточники. Коррупционеры.
— И откуда ты это знаешь? Ты за ними следил, что ли, оттуда? — человек указал на небо.
— Что за глупости – «следил»… Я же хищник, за сотни тысячелетий эволюции моя раса научилась определять таких по запаху.
— Но… у них же есть семьи!
— А у тех, кого они обирают, кто умирает от голода из-за их воровства, детей нет? В отличие от нас, вы находитесь на примитивной ступени социальной эволюции и еще до многого не доросли. Мне жаль, но ваша радушная, любящая веселье цивилизация находится на краю гибели! У вас практически нет ни одного чиновника, который не брал бы взяток! Еще пара тысяч лет, и наступит апокалипсис, вы все вымрете, — поверь, я такое уже видел не раз. Мне бы хотелось поговорить об этом с вашими вожаками, но они не слушают – стоит подойти поближе, и они устраивают очередной утомительный карнавал с фейерверками и танцами. Самое печальное, что вы даже не видите, в каком тупике находитесь. А я не имею права вам помочь без разрешения хотя бы одного индивидуума с вашей планеты. Я и так уже наполнил свои трюмы и набил брюхо до отказа в нарушение всех инструкций. Больше мне помочь вам нечем, единственное, что я могу сделать, это – вот.

Жуар протянул человеку невзрачный кривой кусок деревяшки.

— Смола, которую выделяет плод древо-птицы, передает мысли на расстоянии. Если станет совсем плохо, вотрешь ее в кожу и сможешь послать мысль о помощи через всю галактику, и спасать вашу планету прилетят все мои товарищи, где бы мы ни были. Это все что я могу сделать для вашего мира.
Жуар Пенур махнул на прощанье хвостом и удалился. Цивилизации более развитые, чем эта, давно уже ждали его помощи.

* * *
— Папа! Ты прогнал инопланетного монстра!
— Ты очень крутой, ты самый лучший папа на свете!
— Только надо было поджарить его!
— И съесть!

Мальчишки, скакавшие вокруг отца, не замечали, что он задумчиво вертит в руках кривую деревяшку.

— А почему ты грустный? Монстр тебя ранил?
— Я просто думаю, ребятки, достаточно ли мы эволюционировали. – мужчина посмотрел на счета и квитанции, лежащие на столе. — Достаточно ли…

Он перевел взгляд на договор о займе из банка, а после на лица детей.
— Мне кажется, достаточно.
 

Сен 29, 2018 - Разное    Комментарии к записи Кто хочет стать поэтом отключены

Кто хочет стать поэтом

Всех, кто хочет стать поэтом
И не быть смешным при этом,
Приглашаю в свой дневник.
В нём, и мэтр, и ученик,
Прочитав простой рассказ,
Путь увидят – на Парнас.

 

Страницы:«123456789...5074»