Browsing "Патриотизм"
Июл 1, 2014 - Патриотизм    Комментарии к записи Домой отключены

Домой


Земля моя, здравствуй! Встречай меня снова.
Не гостем, а сыном встречай!
Сказать бы, но как – то не выберу слова…
Я буду смотреть и … молчать…

Для счастья мне нужно лишь самую малость –
Рукой зачерпну тишину.
Стряхну с плеч тяжелую ношу – усталость
Сквозь время в себя загляну…

Он так же, как я, босоног и беспечен
Вихрастый мальчишка – ковыль.
На колос пшеницы ложится неспешно
Чумацкого шляха вселенская пыль

Напоенный горьким полуденным зноем
Чуть дремлет полынный простор
Великой своей первозданной красою
Небес опустился шатёр

Натруженной, веской рукой хлебороба
Расписаны лики полей.
Здесь нива – икона. От зыбки до гроба
Работать и жить мне на ней.

Донской край любимый, отчизна родная.
Забытая богом земля.
Ты жизни моей как водица живая,
Я – малая капля твоя…

 

Июл 1, 2014 - Патриотизм    Комментарии к записи Москва. отключены

Москва.

Шум города многих сводит с ума,
Они не любят час-пик и пробки,
На них все время давят дома,
Их бесят прожженные лифта кнопки.
Они не любят в метро зимой
И даже не любят в метро и летом
В вагоне тесном ехать домой,
Сливаясь мгновенно с серым цветом.
А я люблю свой город родной…
Люблю из толпы выхватить взглядом
Какого-то друга и крикнуть: "Стой!"
Обняться и вместе идти рядом.
Идти и болтать о том, о сем,
Сливаясь с толпой, гудящей мерно…
Вокруг миллионы, но мы только вдвоем.
Ты скажешь: "Уметь это надо!" Верно?
А я умею и люблю быть одна,
Одиночество вовсе не в тягость бывает…
А мне говорят, что я холодна.
Это просто душе тепла не хватает.
 

Июл 1, 2014 - Патриотизм    Комментарии к записи Винтерштурм отключены

Винтерштурм

Михаил Дмитриенко

ВИНТЕРШТУРМ

Алиса в стране чудес,
Алиса больше здесь не живёт.
Алиса в страну чудес –
Больше меня не зовёт.

И не ищет никого добрый принц,
И принцессы ждут, но не нас…
Милые сказки со старых страниц,
Для детских доверчивых глаз.

Мы уже подросли
Больше, чем просто чуть-чуть,
И уже я боюсь тех ночей,
Когда можно навеки уснуть.

Алиса в стране чудес,
Алиса больше здесь не живёт,
Детства сказочный лес —
Давно нас гостями не ждёт.
Берег жёлтой реки
Пусть не дождался меня,
Но он был где-то там…
И он есть!
И большой сиреневый куст
Чистой прозрачной любви
Не подал мне руки,
Ну и пусть…
Но он был где-то там и он есть.

Я надеюсь увидеть ещё
Пусть хоть русло пересохшей реки,
Пусть не подали руки,
Но я видел глаза той любви,
И снова увижу —
Пускай не принцессы…

+ + +

Ты знаешь — тебе вечно везёт;
Вот камень, смотри не споткнись…
Мысль глупая так и грызёт –
Упал, отряхнулся и оглянись;
Может быть, ты в везеньи —
Ошибся немного, в прошлом что-то забыл,
И в не смертельном паденьи —
Вдруг что-то ты задавил?

От оптимизма стонет душа –
Посмотри с высоты, посмотри на свои дела.
Посмотрел, и ушла не спеша
Уверенность в завтрашнем дне —
не спеша ушла…

И был в этот день обычный сон,
В обычную ночь — луна как всегда…
Из чёрных и вечных, равнодушных окон –
Никто не жалел отчаянье льда.

Потому что была весна…

+ + +

Белый кораблик растаял в дали,
И горизонт стал чист и пуст;
Уплыли навеки мои корабли –
Один среди волн и пусть…

Небо севера — светлая мгла,
Тёмная ночь — опасней и строже.
Вот навсегда мечта ушла,
Всё безвозвратно, что же?..

Ветер не рвёт — дует и студит,
Солнце не греет — прохладно.
Любовь?.. Ее уж не будет,
Я не ищу — ладно…

Лежу на земле — жизнь промчалась,
Гляжу в небеса — грусть.
Был или нет — всё показалось,
Я ошибаюсь? Пусть.

+ + +

Всё продаётся, всё покупается,
Кумир и идол, увы — бумажный…
И если кто-то улыбается —
То это значит, что он – продажный?

Вот нищий, он торгует почкой,
Вот толстосум — болеет корыстью,
А эта дама — торгует ночкой,
А президент — он всем и совестью.

+ + +

Да, что это — завтра зима?
Неужели снег, неужели надолго?..
От белизны — можно сойти с ума,
От холода — пить, без толку.

Я, ещё, посижу у огня,
Согрею озябшие руки
Я уже, слышу,
Как ледяными цепями звеня
Ко мне подбирается
Немощь скуки.

Но что может быть чище —
Первого снега?
Но что может быть лучше —
Утром мороза?
Это, отчасти —
Девичья нега,
Хрупкая, белая,
Зимняя роза!

Где можно сидеть,
И греть руки от скуки,
Выть на луну про далёкий апрель.
Всё же прекрасно:
Ночь, снег, дикие звуки…
Даже если, как Моцарт –
Бушует метель…

+ + +

Спрячь свои острые зубы,
Квадратную челюсть, немного задвинь,
В мехах искусственной шубы –
Согревшись, навеки остынь!

Ты ведь не знаешь, что где-то в груди,
Бьётся сердце в алой крови.
Ты не знаешь, что впереди —
Тебя ждёт пожар грустной любви,
Грустной любви…
Но если б ты знала…

Ты прячешь улыбку за просто смех,
Ты никого не любишь и любишь всех,
Ты веришь в свой личный успех,
В тёплый, «под норку», искусственный мех.
Что-то земное забыто тобой,
В знакомых, в дорогах, в мрази вокзала,
Слово не звук, но тебе он – пустой,
Но если б ты зала, если б ты знала…

Ты ведь не знала, что где-то в груди
Бьётся сердце, впустую, в алой крови,
Ты не знала что позади –
Брызги-осколки чистой любви,
Обычной весёлой и грустной любви,
Да что ты вообще-то знала?..

+ + +

Стой! Посмотри — у тебя за спиной
Тень прошлого костлявые руки тянет.
Ты думаешь что, этой весной –
Дух мертвячины тебя оставит?

Ха! Да ты, верно, сошла с ума!
Посмотри, посмотри на себя –
Ты сама — сплошная чума,
В шикарных шмотках тряпья.

Видишь ли ты синие губы?
Видишь ли трупные пятна на бёдрах?
Нежные были с тобою грубы,
Грубые черпали тебя в вёдрах.

Да что тебе — Стой?!
Стоять ты не в силах;
"Мечтою розовой" –
Ласкает дохлятинка нос.
Весна в топорах тебе,
Осень в вилах —
Сдержать не могу –
Катись под откос.

+ + +

А Морскую Свинку подавили;
Сунули в мешок и на него уселись.
В Тридесятом Царстве сразу завопили:
Мол, Свинячие Права не соблюдались,
Нарушались, да и Ценности Всеобщие попрали.
А когда Отсюда им сказали:
"Демократия у нас, вы успокойтесь",
В Тридесятом малость совещались
И ответили: "Мы рады, этого и ждали —
В доказательство, пожалуйста, вы развалитесь,
Разоритесь и на нашу милость сдайтесь".

И Отсюда, поспешили, согласились;
Развалили, своровали, подарили.
А Морскую Свинку, всё же подавили;
Сунули в мешок… Но надорвались –
Хрюкает она, но всё напрасно –
В мире мир, всё чинно и прекрасно.

+ + +

На
Сто одиннадцать королей —
Тысячи претендентов,
Но они не тех кровей,
Потому так много президентов.
Много
Девочек мечтающих выйти
Замуж за принца.
Проявлено столько прыти!
Но не принцессы, что делать?..
А принцессы, они, наверное —
Должны быть — ПРИНЦЕССЫ.
Что ж, воспитание скверное,
Не надо читать и прессы…

А феи? Ещё должны быть и феи.
В конце двадцатого века –
Одни шарлатаны, одни корифеи,
Наук всевозможных
экономисты,
аристократы-плебеи.

+ + +

С любовью к бабочкам не замечаешь крыс,
Ныряешь вниз, а там — поберегись!..
Уродливо сереет — "скажите чи-и-из…"
И зубками, как бритвами
Такое, что молитвами
Не отведешь, не вымолишь, как богу не молись.

А из подвалов чёрные глаза в упор —
Постой чудак, они тебя сожрут
На кухнях, на квартирах тёмных нор
Успеешь поселиться… До тех пор —
Глаза их всё в тебе сожгут,
А к богу не резон — там подождут,
Да, в общем, без тебя и не начнут
Мести через порог твой сор.

Смотри — луна, так смотрит, просто жуть,
Твой путь, а крыс несложно отпугнуть,
А в лужах лунным светом — ртуть,
Ах, боже мой — устал…
И кто зовёт — пойду к тем, отдохнуть…

+ + +

Мы с тобой по лужам будем бегать,
Улыбаться встречным и друг другу.
Пусть влюбившись, мы на всю округу
Прокричим до неба и протянем руку.

Пусть случится, что-нибудь такое,
Отчего вдруг начинают верить,
И в надеждах тёплою рукою –
Дарят, что не взять и не измерить.

Пусть останется хотя бы память,
Если большего оставить невозможно;
Если даже память не оставить,
Что тогда вообще на свете нужно?
То и бегать незачем по лужам,
Для чего мгновеньем улыбаться?
И тепла рукам не нужно,
И влюблёнными не стоит называться.

+ + +

Кто мне скажет, где рождаются звёзды —
Тот получит большое "спасибо",
Ибо звёзды горазды гулять по тропинкам,
Из страны Тёмной Ночи или Магриба.
Ибо звёзды, не просто точки,
И, конечно — не восковые свечки.
Для котят — пряжи клубочки,
Для котов — искры из печки,
Для мышей — кошачии глазки,
Для детей — феи из сказки.

А мне хочется знать, для чего
Они светят, каждую ночь напролёт.
Может быть лишь для того –
Чтоб не сбился с пути пешеход.
Или в море, корабль на риф
Не наткнулся, а вовремя прибыл бы в порт.
Ну, а может под звёздами Пиф –
Геркулесу подарит торт?..

Кто мне скажет — зачем, почему,
Эти звёзды горят?
По ночам мешают нам спать,
Заставляют мечтать –
Совсем не поэтов…

+ + +

Смотрите — люди опьянённые мечутся,
Всё им дозволенно, всё им хочется.
Смотрите — атомные подводные лодки,
Всплывают животами к верху.
Смотрите — у этой дамы порвались колготки,
В её жизни — это трагедия.
Внимание: Отправляется в стирку –
Грязное бельё четы Кеннеди!

Газеты, миллионными тиражами,
Кричат о биржах, банкротах о мёртвых матросах.
Цены услуг в отелях Майами:
Немки падают, баксы бантами красуются в косах.
Эх, нищета… Водка, селёдка…
Голодранцев полно, не видно боссов босых…
На грунте, раздавлена — подводная лодка,
Сытые рыбы — в меню много русых…

Смотрите — вот люди, они всё знают,
Они — это власть, деньги, девицы…
Давление N атмосфер — глаза вылезают.
Над бездной девчонок в яхтах катают;
Матросов не ждут — уезжают в Ниццы.
Смотрите, лапайте — сзади и спереди,
Забудьте их всех — жалейте Кеннеди!

+ + +

Улыбнулся я, а за окнами дождь,
Даже неба не видно — ночь.
Хочется выйти во двор –
Закричать, хотя можно запеть.
Только эхо в рокоте гор,
Только путь под дождём прочь.

+ + +

Государство моё живет по законам —
Во имя себя и тех 10%…
А я отношусь к 90% персонам,
Ждущих от Родины алиментов.

Государство ко мне внимательно очень;
Здоров ли, с работой, плачу ли налоги?
С водкой боролись — оберегали печень,
Очередь — умно — развивает ноги.

Государство со мною выглядит сытым,
На фоне моём, сутки не евшим.
На фоне бандитов — не выглядеть битым,
Должно и нужно, во всём преуспевшим.

А без меня моё государство –
Будет… Хотя вряд ли заметит –
Нету… Хотя это уже нахальство –
Требовать памятник — всё равно слепят.

Из глыбы ль гранита? Мне неизвестно,
Моя пирамида столетья увидит.
Из Братской могилы, 90 процентно –
Родину любят, а тех — ненавидят.

+ + +

Где-то далеко на краю Вселенной,
Птицы из костей гнёзда вьют.
Там прибой об скалы бьётся пенный,
Там ветра поют и ревут.

Там в промозглом холоде, в сумрачной пещере,
Одинокий и больной Сатана живет.
Окна заколочены, запертые двери;
Сатана давно никого не ждёт.

А когда единственный дуб шумит листвою,
Из пещеры подвывает дикий зверь.
И трясёт над миром чёрной бородою
Сатана из щёлки, приоткрывши дверь.

+ + +

Мы с тобою идём, а впереди —
Дорога длинною в тысячи миль.
Ты, пожалуйста, вниз не смотри;
Мы многих ногами стираем в пыль.

Если ночь — то смотри, как звёзды горят,
Если день — это значит, скоро закат.

Мы идём, а горизонт —
На тысячи миль убегает вперёд.
И нам его никогда не догнать,
Как знать, может пора отдохнуть?
Послушай, присядь и душа уснет,
А после, если захочешь — в путь…

Если ночь — то надо, хоть немного поспать,
Если день — то можно идти, а можно и не вставать.

Мы идём, как будто бы из окна,
Видим прохожих, слушаем, как кто-то поёт,
А под ногами хрустит, словно лёд…
Послушай, не высока ли цена?
…………………………..……………..

+ + +

Оглупляясь стихами в быту тошнотворном,
Ещё бы — в цветочной пыльце стихов не читали,
Тыкаюсь мордой с понятием спорным
Формой из строф и их гениталий.

А, в общем, неплохо — бывает что взвою,
Бывает припомнится кого я обидел.
Мерцают огни себе над Невою,
Но вот к сожаленью, Невы я не видел.
По книгам порыскал — кроссвордный рахитик,
И подцепил ночью чёрной простуду;
Какой из меня оккупант иль защитник? –
Я даже в Чимкенте и то вряд ли буду…

Однажды себя на мысли застукал,
Что на собраньях мне хочется выпить;
С места сорваться, найти ближний угол,
Ну а за ним — стакан в глотку вылить.
Всё-то душа общения хочет,
Хочет так много — добрее, нежнее…
Ей нужно хоть раз — Белые ночи,
Но тонет в ночи, а они всё темнее.

И строфы траурной лентою вяжет,
На ощупь щенком тычется в ноги.
Никто не придёт и не расскажет,
И нету на свете моей недотроги.
А в Африке есть — слоны, носороги,
Есть Нотр Дам, но то в Старом Свете,
И в Индии — Кришны, касты и йоги,
Есть ВСЁ, а может быть нету.

От этого хочется — взять и сорваться,
За угол ближайший с бутылкою водки;
Чтоб улыбаться — надо напиться,
Влюбляться — кровью из глотки.

В стихах интересное вкусненьким взяли,
Во мне, в Человеке вылакав душу,
Взамен — Чёрную ночь показали,
А я и доволен…
Мне что? Мне б только Танюшу-
Видеть счастливой иль знать что счастлива,
Без всякой ненужной тоски и печали,
И как бы меня не обзывали,
Я, без морали, лучшее в мире люблю.

А вы и не знали…

+ + +

Солнце гаснет — это вечер,
В худшем случае — чёрный дым,
В худшем случае — чёрный ветер,
А мы всё сидим, всё говорим.
………………………………….
И, едут лязгая очень железные танки,
И самолёты с крестами на крыльях рисуют круги,
И наши плечи трутся об Ихние лямки,
И в сердце подковами бьют Их сапоги.

+ + +

Синяя тень крадётся за мною,
Глядит меж лопаток, за мною переходит в бег.
Я вижу глаза жёлтой искрою,
Дыхание слышу, собственной тени,
упавшей на мартовский снег.
Застывшая лужа, а может осколки витрины,
Глазами в глаза, смотрю и не вижу дна.
А где-то, как волки, завыли нервы.
Из снежной перины –
Тихо крадётся с косою весна.

+ + +

Присядь со мною на минуту;
Мы слишком много времени убили на дела,
Но не к покою, а к уюту –
Хотел я что бы ты пришла.

Покой, в нём много от могилы,
Хотя смиряет он безумный пыл,
Взамен, в покое гаснут силы,
И нет вопроса — был, не был?..

Уют — лишь шанс на этом свете,
Минута счастья в бренной суете.
А счастье — на одной, из двух сторон монеты,
А на другой — покой, в холодной пустоте.

+ + +

Незаконнорожденное солнце,
Белыми ночами,
Светит, словно вор, из-за угла.
Холода столица
Круглыми не поведёт плечами,
И не встанет мне навстречу,
Не усадит рядом,
И не кинет кость —
С обильного стола.

Словно пасынок,
Или зануда-воздыхатель,
От которого не отвязаться,
По навязчивости — словно бог!
Это я —
Провинциальный писака-мечтатель,
Это я —
Приехавший уверенно целоваться,
Это я —
Поверивший в сердце
Бившееся между строк.

+ + +

Его дорога всё спотыкается,
А ему, всё б улыбаться.
Что он делает? Он возвращается,
Надо всегда возвращаться.

Ему вряд ли какая рада,
А он на них не умеет злиться.
Но уходить иногда надо,
Чтобы негаданно возвратиться.

Слова его часто не к месту,
А в других, он ждет, когда позовут.
Чтобы вернуться и быть с кем-то вместе,
Надо знать, что непременно ждут.

+ + +

В городе, где шум-суета,
Я гулял и любовался на вывески,
Но мне нравилась глаз чистота,
И прогулки превращались в поиски.

В городе том за углом,
На широкой, на улице,
Под фонарём вечерком,
Повстречаешься — сщуришся…

Пустотою глаз из теней
Смотрит бездна отчаянья,
Равнодушно глазки из дверей –
Подают подаяния.

И любовные липкие ласки,
И чахоточный шёпот признанья…
… Я бегу и бегу от развязки
В сторону снов бессознанья.

+ + +

Вот первый красный луч рассвета,
Летит ко мне и всё быстрей,
И все острей и всё о грудь поэта,
О грудь мою, разбившись в миллионы змей.
Они осколками ползут молве подобны,
Сверкают блёстками от солнечного дара,
И мысли и слова, парящие свободно,
Вдруг падают, как камни, на кого угодно.
И будто бы война…
и много дыма без пожара…

+ + +

Солнце, солнце —
Посмотри — это я!
Посмотри, как я любуюсь тобой:
Вся зелёная —
Моя земля,
Звери, твари
Идите ко мне —
Не обижу, я ваш водопой!

Пусть, за окнами,
В стране,
Ментовской,
Сиреневый вой,
Пусть в Чечне —
В это мгновение – бой,
И копейка в кармане — разбой,
Этот Ад сплошной, пожертвовал —
Не одним лишь мной.

Но я любуюсь тобой,
Я влюблённый во всё, день-деньской!

+ + +

Мы — сытые или голодные?
Свободные мы или рабы?
Мы, как лодки подводные,
И надводные корабли.

Кто я — крейсер "Аврора",
Или летящая звезда?
Я — небо, я – свора,
Идущий оттуда — туда.

Боже — и ты трёхликий!
Любовь – и ты не одна?!
Златоглавый,
Солнечный,
И великий —
Мир из окна…

Сегодня, а может не скоро,
Может быть никогда
Потухнет моя Аврора,
Недолго светит –
Падающая звезда…

+ + +

Скажи мне, Солнце золотое —
Как тебе, когда тучи чёрные?
Клён, облетевший листвою,
Скажи, как тебе зимою,
В морозы узорные?
И еще — Осень, скажи мне,
Что чувствуешь ты всех убивая?
Неужели бездушная ты?
Или это душа такая?..

+ + +

Если я сумасшедший –
То это твоя вина —
Господь приложил лапу
С пьяна.
Если я сумасшедший…
Но только ли я?..

Цой, однажды, сказал мне
В моём летаргическом сне,
Плохого немного, хорошего – ничего.
Не помню слов, но всё же приятно,
Так многократно, даже – втройне,
Он тоже — того…
Но уже — извне…

+ + +

 

Июл 1, 2014 - Патриотизм    Комментарии к записи Гагарин отключены

Гагарин

Семен Венцимеров

Гагарин

Открывавший дорогу мечте,
Он поныне – наш пламенный светоч…
Поражались его красоте —
Пробивалась сквозь глянец и ретушь

Золотая улыбка его,
Раздробившая все недоверье,
Утвердив человечье родство
Всех на свете – в Гагаринской эре…

И над каждою нашей бедой,
Над обидой – и горькой ошибкой –
Он – как прежде: такой молодой
И с дарящей надежду улыбкой…

 

Июл 1, 2014 - Патриотизм    Комментарии к записи Это вымолить,выстрадать надо… отключены

Это вымолить,выстрадать надо…

Это вымолить,выстрадать надо
Человеком по праву быть.
На кресте надо быть распятым,
И другим свою жизнь подарить.
Умереть,если это надо,
Если надо — воскреснуть вновь…
И за это тому награда
Наша Вера,Надежда,Любовь!!!!!!

Михаил Жирнов
/uk8aea@mail.ru/
 

Июл 1, 2014 - Патриотизм    Комментарии к записи Сибирь отключены

Сибирь

Есть в далёкой Сибири
Два старинных села,
Жизнь когда-то случайно
Нас туда занесла.

В 41-м родителей,
Прихватившим паёк,
В товорняк погрузили,
Взяли курс на Восток.

Их отправили в сылку,
Где царил произвол
И одна только право
Работать, как волк.

Никогда они больше
Не вернулись домой,
Вместо Волги Усолка
Стала нашей рекой.

Запретили нам думать,
Говарить и мечтать,
Ну, а если б смогли,
Запретили б дышать.

60 долгих лет
Пронислось с той поры,
И на кладбищах сельских
Лежат старики.

Мы от них далеко,
Но их помним и чтим,
И на их языке
Мы опять говарим.

Я желаю, чтоб счастлив
Был новый наш дом,
Чтоб свободными
Выросли дети:

Мы для них уежали,
Для них и живём,
Ничего нет дороже
На свете.
 

Июл 1, 2014 - Патриотизм    Комментарии к записи защитники! отключены

защитники!

Вы Родину защищать пришли!
Вы Родину защищать должны!
Наш мир и покой в ваших руках,
Наши слёзы и радость всё на ваших глазах!

Ты, солдат, защити и меня, и себя,
Ты определи, солдат, силу огня!
Если вдруг пуля зацепит тебя
Ты не будешь, забыт, поверь, никогда!

Ты боишься, что бросит девушка, вдруг?
Ты боишься угрозы нависшей вокруг?
Но ты должен поверить в силы свои
И спасти свою Родину от войны!

 

Июл 1, 2014 - Патриотизм    Комментарии к записи Город-родина, город милый отключены

Город-родина, город милый


Там стоит над рекой Чкалов,
За спиной у него Урал.
По сравнению со столицей
Этот город, пожалуй, мал.

Но объехав все страны мира
Где бы счастье свое не искал,
Город-родина, город милый,
Счастье то лишь, что ты мне дал.

Там прошло босоногое детство,
А в февральские вечера
Согревал оренбургский пуховый…
Все, как будто бы было вчера.

Может, где-то найду я счастье,
Но куда б не закинет судьба,
Город-родина, город милый
Будет жить в моем сердце всегда.

1997

 

Июл 1, 2014 - Патриотизм    Комментарии к записи НОЯБРЬСК отключены

НОЯБРЬСК

Мой город снега – ты красив,
Высок, просторен и массив,
Ты чист душой, воздушной пеленой,
Уверен, любой подружится с тобой.

Мы вместе жили десять лет,
Вдвоем встречали утренний рассвет,
Твой чистый воздух, кристальный снег
Мне не забыть, наверное, во век.

Ты молодой, ты полон сил,
И у судьбы я вновь просил,
Чтоб берегла она тебя,
Навеки сохранила от адского огня.

Люблю бродить по улицам твоим,
Люблю болота, мох, леса тайги,
Люблю я слышать под ногами снега хруст,
Люблю! Люблю когда уходит грусть.
 

Июл 1, 2014 - Патриотизм    Комментарии к записи Беер-Шева отключены

Беер-Шева


В биржах по трудоустройству
Не обходится без слёз.
Возле старой синагоги
Больше мусора чем роз.

У колодца Авраама
О любви поёт солдат.
Подпевает парню пальма.
На ней-осени халат.

Возле банка бедуины
На асфальте могут спать.
Беер-Шевские картины.
Как о них не рассказать?

Будто в сказке, по веленью,
Вновь растёт микрорайон.
Беер-Шевским новосельям
Был бы рад Бен-Гурион.

Город шахматных баталий.
И студенческих страстей.
Весь из радостей, печалей
Новой Родины моей.
 

Страницы:«1...379380381382383384385...395»