Сен 15, 2021 - Белые и вольные стихи    Комментарии к записи Тьма накануне похорон отключены

Тьма накануне похорон

Сгорбленный месяц несёт на плечах
тяжёлую пустоту ночи.

Открытый рот могилы пахнет сырою вечностью.

Осенняя печаль скинула на землю погоста туманный свой плащ
и обнажила скорбную тишину.
И смотрит на разверстые уста смерти,
словно хочет сказать ей о боли,
упавшей на чашу весов
и перевесившей все добродетели и все грехи
того, кто ещё вчера пытался остаться человеком.

Чернота безбрежна,
но на её глади тут и там
всплывают островки радости.
Слышишь? Где-то веселятся, играя свадьбу;
а кто-то насвистывает «et si tu n'existais pas», *
стоя в пятнышке света у фонарного столба
и стыдливо пряча за спиною букет осенних цветов;
а кто-то смеётся шуткам друзей…

О, как же мы любим смеяться,
закрывая глаза,
чтобы не видеть безмолвных уст могилы.

Но кто смеётся последним?
Конечно же, смерть,
сосущая карамельки гробов
и своим немигающим взором
вселяющая ужас в молодых и здоровых
и заставляющая ребёнка впервые всмотреться
в зрачки неизбежности.

А месяц остановился
и, заглянув в чёрное окно,
плачущее белыми отблесками,
созерцает лежащего прямо,
слишком уж прямо,
видящего не суетливые сны,
а мрачную реку вечности.
И месяц, обвитый горьким туманом,
кажется ему Хароном,
что задумался, опираясь на шест,
но вот-вот оттолкнётся и поплывёт
прочь от беспечных иллюзий,
туда, где нет ничего, кроме Правды.

А потом останется тяжесть пустого неба,
а потом рассвет разгонит призраков,
которым снова не удалось рассказать людям о том,
каково это быть бессмертным,
то есть изгнанным из жизни.

И только та, что пойдёт за гробом,
таким страшным и таким родным,
сможет ощутить сразу две боли:
свою неподъёмную боль
и фантомную боль того,
кто уже никогда не протянет к ней
сведённых страданием ладоней,
прося одного: облегчения.

И сердце каждого видящего её замолчит…
Но поймёт ли хоть один из тысячи,
какие муки скрутили эту смиренную жизнь
и выжимают из неё сухие слёзы?

Кто не отвернётся от глаз той любви,
что, вдруг очнувшись бездомной собакой, глядит на комок глины,
медленно катящийся с кучи свежей земли
прямо в открытый рот вечности?

____
* Песня Тото Кутуньо (исполнял Джо Дассен).
 

Comments are closed.