Ноя 29, 2018 - Религия    Комментарии к записи Греция отключены

Греция

Буду благодарен, если кто заметит ошибки и напишет мне.

День первый
Фессалоники

Я там, где страстно быть хотел.
За два часа легко и просто
Из Дюссельдорфа прилетел
Я на Балканский полуостров.

Мой друг, Владимир Горбунов,
Меня восторженно встречает.
Он взял с собою двух сынов,
Отец — он в них души не чает.

Матфею было только пять,
Когда я перебрался в Штаты,
Его увидел я опять
Он вырос и готов в солдаты.

Нам группой ехать веселей,
Ребята у него, что надо.
И я люблю своих детей,
Как жаль, что нет со мной их рядом.

Под нами старый мерседес,
Зато не волга и не лада.
А за окном не тёмный лес,
Там вижу — Греция, Эллада.

Я вспомнил школу, пятый класс,
Историю до нашей эры.
Раздел про Грецию как раз
Учить собрались пионеры.

Пред нами горная страна,
Учила Клара-историчка.
Мы понимали, что она
В своей работе фанатичка.

Она умела убеждать
И вдохновлять она умела,
Нам оставалось только ждать,
Когда уплыть морями смело.

И мне, признаться, повезло,
Меня в мир Греции сегодня
На самом деле занесло
Я верю, волею Господней.

Мы в Фессалониках, сюда
Не раз ходил Апостол Павел.
Он греческие города
Церквями Господа прославил.

Сюда он также написал
Могучей тростью два посланья.
И в них так много рассказал
И нам и им для назиданья.

«Я не хочу оставить вас
В незнанье об умерших, братья.
Кого Христос нашёл и спас,
Для тех смерть больше не проклятье.

Чтоб не скорбели вы, как те,
Кто без надежд и утешенья.
Для всех умерших во Христе,
Для верных смерть – приобретенье.

Коль Бог Иисуса воскресил
Своей могучею десницей,
У смерти не хватило сил
Держать Его в своей темнице.

И нас Он тоже воскресит,
Мы все на то имеем право,
И приведёт, и поместит
У трона вечной Божьей славы.

Грядёт Христос на облаках
При трубном звуке Гавриила.
И всех, кто в Божьих был руках,
Возьмёт из тленья Божья сила.

И нас, оставшихся в живых,
Изменит Он в одно мгновенье.
Младенцев, старцев, молодых,
Детей для вечного спасенья.

И мы как птицы улетим
К Нему навстречу в край небесный.
И будем там навеки с Ним,
Оставив ветхий храм телесный.

И там, где наш Господь Христос,
Не будет горя и недуга
И этим словом в мире слёз
Вы утешайте так друг друга».

А вот эгейская волна
На древний берег набегает.
Мне знаменитая страна
Свои шедевры предлагает.

На чёрном каменном коне
Царь Александр Македонский.
Он молодой и весь в огне,
В нём дух не человечий, конский.

Он смотрит вдаль и рвётся в бой,
Он губит плоть и губит души.
На глади моря голубой
И там в горах, на твёрдой суше.

Весь мир он смело покорил
Своим мечом, копьём и луком.
Он царство Греции творил,
Народы предавая мукам.

Царь горделив, могуч, высок,
Всегда готов он к битвам новым.
Побыв в Салониках часок,
Мы едем к братьям Горбуновым.

Мне жить отныне предстоит
В Коматини, в горох неделю.
Со мной водитель, повар, гид,
Не обделён я и постелью.

К утру будильник зазвенит,
Поднимет нас, американцев.
Мне ночью снился Леонид
И триста доблестных спартанцев.

Сентябрь 2018
Портленд, Орегон

День второй
Филиппы

Вновь обновились небеса,
Благодаря святой Голгофе.
На стол ложится колбаса
И ставится горячий кофе.

Себя я не сопричислял
К фанатам страстным кофепийцам.
Я наспех с кофе прочитал
Посланье Павла к Филиппийцам.

И вот мы сели в мерседес,
Мы едем к Павлу на служенье.
Он ради принципов небес
Терпел и скорби и лишенья.

Прервав рутины серой нить,
Сегодня едем мы в Филиппы.
Я жажду что-то сочинить
И сделать памятные клипы.

Филиппы город небольшой,
И населенья в нём немного,
Но он с библейскою душой,
Познавший в прошлом Славу Бога.

Сюда был Павел приглашён
На труд святой ночным виденьем.
Здесь возвещал спасенье он,
Народ знакомил с воскресеньем.

Он шёл сюда издалека
Путём лишений и страданий.
Об этом написал Лука
В шестнадцатой главе Деянья.

Я сел и начал вспоминать
Событья той поры библейской..
Как хорошо писанье знать
Без всякой пыли фарисейской.

А в день субботний налегке,
Забыв про все земные битвы,
Мы вышли с братьями к реке,
Где был в то время Дом молитвы.

И там за городом у нас
Прошло прекрасное общенье.
Звучал для женщин Божий глас
И Духа было посещенье.

Там Лидия из Фиатир
Словам Апостола внимала.
И к ней сошёл небесный мир,
Теперь она всё понимала.

Пронзённая Христа рука
Ей помогала возродиться,
А рядом узкая река
Её звала к себе креститься.

И Лидия не стала ждать
И в тот же час она крестилась
И, приняв Божью благодать,
К нам с просьбой чудной обратилась.

Коль вы меня теперь нашли
Достойной, верной перед Богом,
Ко мне бы в дом теперь зашли
И погостили бы немного.

И был для братьев дом её,
Как тихий остров среди моря,
В нём была пища и питьё,
И мир вдали от бед и горя.

Здесь Павел душу исцелил
От злого духа прорицанья.
Небесный свет во тьму пролил,
Себя подвергнув истязаньям.

Иссякла прибыль у господ,
Кому она принадлежала.
И возмущён был весь народ.
Толпа на братьев побежала.

И Силу с Павлом увели
На площадь к местным воеводам,
Крича: «Они сюда пришли
Над римским тешиться народом.

Они нас, римлян, учат чтить
Для нас совсем чужого Бога».
И стали палками их бить,
И дав ударов очень много,

В темницу их отволокли
И ноги заковав в колоды,
Под стражей зорко стерегли,
Как повелели воеводы.

Но в полночь узники Христа
Хвалу Спасителю запели
И силой чудного креста
Мгновенно узы ослабели.

И стены каменной тюрьмы
Вдруг потрясло землетрясенье,
И сила Божья среди тьмы
Явила узникам спасенье.

Колоды обратились в прах,
И пол вокруг заколебался,
На всех напал великий страх,
И страж темничный испугался.

Он в ужасе извлёк свой меч,
Хотел убить себя, как гада,
Но Павел вдруг возвысил речь,
Вскричал: «Остановись, не надо!

Не делай зла, себя виня,
Своею собственной десницей».
И он, потребовав огня,
Вбежал, встревоженный, в темницу.

Как будто бы они – цари,
Он к ним припал, спросив сердечно:
«Что делать мне, государи,
Чтобы спастись для жизни вечной?»

Они сказали: «Лишь Христом,
Верь во Христа, в Христе спасенье.
Спасёшься ты и весь твой дом.
Он путь, Он жизнь, Он воскресенье».

И он к себе их в дом привёл
И всех собрал и слушал слово.
И сердцем, и душой расцвёл
Для жизни в Боге, жизни новой.

И раны их омыл вином,
И приготовил угощенье,
И в тот час в городе ночном
Со всей семьёй принял крещенье.

И радость чистая сошла,
Что Бог принял его навеки,
Что он теперь вдали от зла
В небесной будет жить опеке.

А утром спящих разбудил
Посыльный от властей с приказом,
Чтоб страж их всех освободил
И вывел вон за город разом.

Но Павел возразил: «Постой,
Мы не пойдём так на свободу,
Ведь человек я не простой,
Я римский гражданин от роду.

И вы меня велели бить
Публично, без суда и следствий,
Теперь хотите отпустить
Тайком без всяческих последствий.

Мне кажется, вас беды ждут,
Вам нужно в деле поменяться.
Так пусть они сюда придут
И сами лично извинятся».

Услышав это, господа
От страха, бедные, смутились
И к братьям все пришли туда
И всенародно извинились,

И попросили их уйти.
И те ушли, а мы остались
И с верой памятной в груди
С друзьями страстно восхищались.

Потом в темнице встали в круг
И Богу дружно помолились.
Апостол Павел, брат и друг,
Тобой мы в вере укрепились.

Потом по улицам пошли,
Но улиц нет, одни каменья.
Но в камнях виден цвет земли,
Старанье, мудрость и уменье.

Дворцы, театр и стадион,
Кусок языческого храма.
Преодолев прибрежный склон,
Мы заезжаем в город Драма.

Среди святых библейских мест,
Чтоб память добрая хранилась,
Века проходят через крест.
Здесь, верно, Лидия крестилась.

И пусть вокруг ещё зима
Я б вошёл в тот крест креститься
Но скажут — друг сошёл с ума,
Кому-то дома не сидится.

В машине под покровом тьмы
Я перечитывал посланье.
Писал в Филиппы из тюрьмы
Апостол Павел в назиданье.

«В труде все ищут своего,
Им для Христа трудится тесно,
А ревность чистая Его
Вам хорошо уже известна.

Как сын отцу служил он мне
В нелёгком благовествованье.
Он был со мною в каждом дне,
Трудился он без уставанья.

Его пошлю я к вам опять
С бесценным грузом за спиною,
Как только Бог позволит знать,
Что власти сделают со мною.

И в Боге я уверен сам,
Что мы как прежде будем вместе.
Дай быть послушной небесам,
Господь, твоей святой невесте.

Я, впрочем, братья, рассудил
Отправить к вам Епафродита.
Хочу, чтоб вас он посетил
Его душа для вас открыта.

Он сильно видеть вас желал,
Узнав, что вы о нём скорбите.
И вот я к вам его послал,
Его вы в Господе примите.

За дело Божие, за вас
Он был уже на грани смерти,
Но Бог помиловал и спас.
Он сильно любит вас, поверьте.

Себя забыв, он помогал
Безукоризненно и смело
И жизнь свою он подвергал
Большим опасностям за дело».

Какая связь, какой союз,
Какая дружба поколений.
Лишь Ты один, мой Иисус,
Скрепляешь так без промедлений.

В ту ночь уже в Коматини,
Где я светильник мой поправил,
Мне снилось будто бы в те дни
Меня крестил Апостол Павел.

Орегон 2018 г.

День третий
Жертвенник «неведомому Богу»

Под вечер следующего дня
Мы залезаем в поезд скорый.
И как на огненных конях
В Афины мчимся через горы.

Нам как в России, носят чай
И сахарок в комочках тоже.
Смотри в окно и не скучай.
Я открываю Слово Божье.

Апостол Богу посвящён,
Дойдя до этих стен столичных,
Был духом просто возмущён
При виде идолов различных.

Он в синагогах рассуждал
С людьми, кто чтит Живого Бога,
И древних греков убеждал.
На площадях их было много.

Одни вступали с Павлом в спор,
Другие не хотели слушать
И говорили, что за вздор
Что он влагает в наши уши.

Он нас считает за ослов?
Чужих богов нам предлагает,
Похоже, этот суеслов
Святыни наши отвергает.

А он им просто возвещал
Христову смерть и воскресенье,
И что воскресший обещал
По вере вечное спасенье.

Он возвещал им свет Христа
Чтобы во тьме не пребывали
И вот философы тогда
В Ареопаг его позвали.

И говорили: расскажи
Подробно нам твоё ученье
И философски изложи,
Куда ведут твои влеченья.

Ведь Афиняне в те года
Любили рассуждать о новом.
И раб Спасителя Христа
Имел для них живое слово.

И встал Апостол посреди
Афинского Ареопага.
И сердце вспыхнуло в груди,
И в душу снизошла отвага.

И слово, как горячий меч,
В его уста вошло мгновенно.
И начал он живую речь
В Господнем духе дерзновенно.

«О, Афиняне, вы одни
Так набожны весьма, нет спора.
Я видел храмы в эти дни,
Наполнен ими древний город.

Его вокруг я обошёл.
Святынь в нём разных очень много
И я средь них одну нашёл:
Алтарь «неведомому Богу».

Ему воздвигли вы алтарь
И вы, Его не зная, чтите.
А Он и есть вселенной царь
Он вас зовёт, а вы молчите.

Создавший всей вселенной круг
Живёт не в храмах рукотворных,
Не ищет Он служенья рук,
Не ждёт поклонников притворных.

Он Сам творению всему
Даёт дыханье, жизнь, движенье,
Всё покоряется Ему,
Ему принадлежит служенье.

Создал Он от одной крови
Весь род людей, назначив сроки,
Чтоб жили в мире и любви,
Оставив гнусные пороки.

Рукой своей Он утвердил
Для них пределы обитанья
И силой свыше возбудил
В народе дух богоисканья.

И Он, Творец, недалеко
От сотворенных им однажды,
И отыскать Его легко,
И это может сделать каждый.

Он наш Господь, мы им живём,
Им существуем, мы им дышим,
Ему мы славу воздаём,
Его мы чувствуем и слышим.

Ведь мы Его и род, писал
Один из ваших же поэтов.
Себя Он людям показал
В глубинах и потоках света.

И если образ Божий – мы,
И в нас видны Его старанья,
Зачем нам жить в объятьях тьмы
И Бога прятать в изваяньях?

Ведь Бог Творец не серебро
И не кусок скалы холодной,
Он сотворил нас на добро
И волей наделил свободной.

Зачем Его изображать
В искусном вымысле, в скульптуре,
Нам нужно просто подражать
Его Божественной натуре.

И оставляя времена
И дни нелепого незнанья,
Бог призывает племена
Свершить повсюду покаянья.

Ведь Он назначил день суда
Народам на земле живущим.
Посредством Господа Христа
Его он сделал всемогущим.

Его распяли на кресте,
Он умер, но не видел тленья.
Великим Богом во Христе
Земле даровано спасенье.

Его из мёртвых воскресил,
Расторгнув злые узы смерти.
Воздайте славу Богу сил
И лишь Ему отныне верьте».

Услышав это, люди те
На смех подняли Божье семя.
И говорили: о Христе
Послушаем в другое время.

И Павел наш из их среды
Ушёл, исполнив Божью волю.
Хотел спасти их от беды,
Но выбрали иную долю.

Но Дионисий и Димарь,
И многие другие греки
Сказали Павлу: Бог наш царь
И мы теперь Его навеки.

Ты нас зажёг святым огнём
И чудной милостью Господней,
И потому уже о Нём
Желаем слушать мы сегодня.

В ту ночь во сне под стук колёс
(Люблю железную дорогу!)
Я обливал потоком слёз
Алтарь «неведомому Богу».

Октябрь 2018 г.
Портленд, Орегон

День четвёртый
Афины

А утром нам кричат: «Подъём!
Мы приближаемся, вставайте».
И мы, естественно, встаём.
«Вещей своих не забывайте».

И мы выходим на перрон:
Афины, древние Афины.
Народ кишит со всех сторон,
Американцы, немцы, финны.

Мы, на ходу перекусив
Бараньим гиросом горячим,
Выходим в город, он красив,
Мы восхищения не прячем.

Повсюду в нём видны следы
Древнейшей греческой культуры.
А сколько вкусной тут еды,
Средь греческой архитектуры.

Тут боги греческой страны
Стоят с богинями, как прежде.
Одни из них обнажены
А те, что поскромней, в одежде.

Эрида, Нимфы, Посейдон
И Зевс, как говорят, могучий.
На землю грозно смотрит он
Сквозь гром и молнию, сквозь тучи.

Одни из них живут в воде,
Другие бродят в чаще леса
А греки грешные в беде
За их спиной не видят беса.

А сувениров – просто тьма:
Гераклы, амфоры, циклопы.
При виде их сойдёшь с ума,
Тут выбор есть для всей Европы.

Но ценность главная Афин
Акрополь со своим строеньем,
К нему сюда со всех краин
Народ течёт на обозренье.

Великий древний Парфенон,
Седьмое вроде чудо света.
Он знаменит и славен он,
Его величит вся планета.

Колонны, фризы, стилобат,
Ступени, статуи, фронтоны…
А много лет тому назад
Тут были золотые тонны.

Здесь, охраняя Парфенон,
Богиня юная стояла.
Она зарёй со всех сторон
Чистейшим золотом сияла.

Её Герикул уважал
И Александр–воевода,
Он храм богини украшал
Трофеями своих походов.

Девицы ей несли цветы,
Богиня мужа ведь не знала,
Своей великой красоты
Она другим не раздавала.

Но миновал их славный час:
С богини сдёрнули халаты.
И золотой её запас
Ушёл солдатам на заплаты.

А в христианские лета
И храм и всё его убранство
Под знаком скромного креста
Перекрестился в христианство.

И христиане увезли
Афину в свой Константинополь,
И там нечаянно сожгли
В пожаре как дешёвый тополь.

Потом турецкая война
Окопы, порох, ядра, мины.
И вековая тишина
Хранит теперь одни руины.

Поднял я в память о веках
Кусочек мрамора, не злата.
Его когда-то на руках
Держали люди Поликрата.

В ту ночь под звонкий стук колёс
Наш поезд мчался вдаль галопом.
Мне снилось, Одиссей привёз
Меня опять к своим циклопам.

Октябрь 2018 г.
Греция
 

Comments are closed.