Июл 13, 2018 - Детское    Комментарии к записи Папаша Чики отключены

Папаша Чики



У нас на даче из комнаты можно сразу выйти на огромный балкон-террасу. В хорошую погоду мы выносим стол и стулья и трапезничаем под открытым небом. Особенно уютно летним вечером устроиться с друзьями за чашечкой чая и проболтать до поздней ночи. Теплый воздух, ночные ароматы, пение соловья или стрекотание кузнечиков дает то ощущение романтики, к которому тянется сердце и мечтательные помыслы промозглой осенью и вьюжной зимой.
Для меня этот балкон еще и плацдарм для наблюдений — разные пичуги прилетают сюда подобрать крошки вечерней или утренней трапезы. Прилетают трясогузки, скворцы, но особенно забавны воробьи.
Эти птахи мне симпатичны давно. Еще в детстве я с щемящим сердцем слушала рассказ про храброго воробья, которого спасла девочка, а он в благодарность не побоялся сразиться с вороной, чтобы отнять у нее брошку, которую та стащила у девочки, и вернуть ее хозяйке-юной балерине.
Умиляло и то, как вылетевшие из окна и потерявшиеся волнистые попугайчики легко вживались в стайку воробьев и становились ее полноправными членами — воробьи их принимали, не гнали, находили общий язык с заморскими красавцами.
Когда я жила на Дальнем Востоке к нам на подоконник тоже прилетали воробьи и было удивительно наблюдать перемены, которые происходили с ними: летом они были маленькие и тоненькие — от жары перышки прижимались, крылья оттопыривались — очень смешной вид получался, а зимой в сильные холода воробьи превращались в большие пушистые шары — совершенно круглые, пушистые шары, которые еще и чирикали. Вот такая предыстория.
Так вот, у нас на дачном балконе обосновались местные воробьи, которые торопливо подбирали все, что казалось им съедобным и с громким чириканьем уносились прочь — под крышу дома тети Тани, что был напротив, и оттуда наблюдали за происходящим у нас на балконе. Как только "опасность" исчезала, воробьи возвращались, чтобы схватить новую порцию крошек и улизнуть опять.
Семья у нас большая и хлеба мы едим много, а значит и крошек для воробьев всегда предостаточно. Вот мы с младшим сынишкой и стали подкармливать этих пернатых сорванцов оставшимися крошками. Воробьи очень были этому рады и стали прилетать к нам на балкон каждое утро, устраивая потасовки и веселую возню вокруг крошек и кусков зачерствевшего хлеба. Надо сказать, что никогда не видели мы, чтобы воробьи устраивали серьезную драку между собой. Если два воробья клевали один кусок хлеба, то никто не пытался отнять друг у друга. Клевали по очереди: клюнет один, другой подождет, потом клюнет другой, а первый ему не мешает. Правда если кто из них нарушит "этикет" второй выразит свое возмущение громким "чирик!" и даже пригрозит клювом, но обычно дальше дело не доходит и они опять мирно клюют свою корочку по очереди. Более того, если какой воробка обнаружит еду, он обязательно сообщит об этом братве и тогда налетят со всех сторон шумные, звонкие попрыгунчики.
Среди всех прилетающих к нам воробьев мы стали замечать одного необычного воробья. Он был какой-то вертикальный. Будто кто-то из предков его был дятлом. Этот воробей был, как стерженек, напряженный и очень энергичный, будто на пружинках. Он всегда выше остальных тянулся на лапках и вытягивал головку — смотрел, нет ли опасности. При нем часто стал появляться неуклюжий толстенький воробка, который широко открывал клюв, звонко призывно кричал и трепетал крылышками, будто озяб — птенец, поняли мы.
Было поразительно наблюдать, как самец, наш "вертикальный" воробей заботился о своем сыне. Он терпеливо заталкивал ненасытному желторотику большие куски хлебного мякиша и не сердился на его беЗтолковость — птенец буквально ходил по пятам за папашей, беспомощно трепетал крылышками и все кричал и кричал. Папаша Чики — так называли мы воробья и каждый день стали наблюдать, как его птенец набирается опыта.
Случилось нам как-то уехать в отпуск на море недельки на две. Вернулись, смотрим, как там наш Папаша Чики? А он, как и прежде со своим неуклюжим толстяком сыном, терпеливо заталкивает ему в широко открытый клюв самые большие лакомые кусочки. Неужели так ничему и не научился неумеха-птенец? Нет! — Догадались мы — пока мы отдыхали на море, Папаша Чики успел обзавестись еще одним сыном! Вот теперь его он и обучает всем воробьиным премудростям.
Папаша Чики настолько освоился у нас на балконе, что уже отзывался на свою кличку. Выйдешь, бывало, поутру на балкон, крикнешь — Чики! — Он тут, как тут — знает, ждет его что-то вкусненькое.
Сколько лет живут воробьи?…Приезжаем мы на следующее лето на дачу. Конечно же с гостинцем для Папаши Чики и его компании. Зовем — Чики! — Веселая птаха летит к нам на балкон! Наш ли это любимец? Такой же подтянутый, на лапках-пружинках, прыг-прыг… Ой, а кто это с ним? Надо же — опять птенец! Трепещет крылышками, прижимается к земле и просительно кричит… Вот молодец какой наш Папаша Чики!
А что у воробьев за птенцами только самцы ухаживают? Смотрим этим летом, к нам на балкон прилетела самочка, а с ней птенец, только не мальчик, а девочка. Прожорливая такая, как и сыновья нашего Чики. Может у воробьев папаши ухаживают за самцами, а мамаши за самочками? Надо почитать про воробьев…
Прошел еще год… Опять привозим гостинцев для наших питомцев, рассыпаем по балкону хлебные крошки, овес и остатки сахара от сиропа для пчел. Прилетают воробьи. А один из них как накинулся на сахар! Клюет, клюет, лапы у него вязнут в сиропе, а он не обращает внимания — вкуснятина какая! Воробьи-то оказывается сластены, как и мы!
Лето в этом году жаркое! Прыгают воробьи, а у самих от жары клювики аж раскрыты — дышать и им тяжело! Пришлось им миску воды налить, чтобы и попили, и покупались.
А где же наш Чики? Ушла я с балкона, занялась делами, вдруг слышу такой шум, крик, как на воробьином базаре. Что случилось? Неужели драка? Выглядываю, а там воробей и вокруг него трепещут крылышками, пищат, разевая клювы, переступают неуклюже лапками аж 4 птенца! А папаша проворно на лапках-пружинках заталкивает по очереди каждому его порцию лакомства. Ай да Папаша Чики!
Через несколько дней что-то изменилось в поведении воробьиного семейства. Папаша Чики стал врединой! Вместо того, чтобы терпеливо кормить своих желторотиков, он брал в клюв большой кусок хлебного мякиша и ждал, когда его птенцы подбегут поближе. Малыши попискивая бежали к папаше, но Чики отпрыгивал на какое-то расстояние не давая еды, как бы дразнил их. Желторотые пушистики вереницей носились за Чики по всему балкону, а он их только манил большим куском, но не давал и сам не ел. Потом и вовсе улетел. А птенцам-то есть хочется, вот они и стали пытаться сами добывать себе хлеб. Кто неуклюже собирал крошки, а кто пытался отклевать от мякиша кусочек. Не очень-то у них это получалось. А папаша издали наблюдал за процессом.
Один птенец, похоже, не справился с задачей и сердобольный отец пришел к нему на помощь. Но что это? Чики пытается запихнуть неудачнику хлеб в клюв, а малыш его даже не раскрывает. Папаша поднимает упавший мякиш и опять пытается пристроить его на клюв птенца, хлеб снова падает. Что такое? Сынок заболел? Или обиделся? Тут подлетает другой воробей и беззастенчиво склевывает с клюва птенца прилипший мякиш — мы, мол, не гордые.
Мне некогда было смотреть, чем кончилось дело, но на следующее утро все птенцы были живы-здоровы и уже под надзором папаши сами себя кормили, кто что найдет.
Воробьи оценили нашу заботу — всегдашнее обилие крошек и зерна на балконе — и переселились всем семейством поближе, под крышу нашего старого дома. Они уже без боязни прилетают на балкон, даже если мы сидим рядом.
Стоит такая жара, что мы вытащили матрасы на балкон и спим под открытым небом — красота! Свежий воздух с ароматами цветов и звездное небо. А по утрам поют птицы прямо над головой. Скоро осмелевшие воробьи будут прыгать прямо по нам…

30.06.2013
 

Comments are closed.