Апр 9, 2018 - Религия    Комментарии к записи Давид и совет Ахитофела отключены

Давид и совет Ахитофела

2 Царств 17 глава

Сказал Ахитофел Авессалому,
Готовясь к беспощадному разгрому:
«Я соберу двенадцать тысяч конных
И в эту ночь настигну непокорных.

И нападу на слабых и уставших,
В пустое обольщение попавших.
И наведу на них великий страх,
Убью Давида и втопчу их в прах.

Убью того, чью душу ищешь ты,
Чтоб не было в Израиле вражды.
А бывших с ним к тебе я приведу
И отвращу от общества беду.

И воцарится мир в земле твоей,
И будешь ты на ней царём царей,
А честь отца растопчем, как солому».
Понравился совет Авессалому.

Но самозванец зол, хитёр и лих,
Он хочет слышать мнение других.
«Хочу послушать Хусия совет.» —
Ахитофелу молвил он в ответ.

И он посыльным отдаёт приказ:
Доставьте ко мне Хусия сейчас!
И вот идеей тайною горя –
Советник перед ликом бунтаря.

Ахитофел нам дал такой совет:
Идти отцу негодному вослед.
Пока он слаб, путём изнемождён
И небольшим отрядом окружён.

Внезапно поразить его мечом,
Людей оставить – люди ни причём.
А если с операцией такой
Ты не согласен – дай совет другой».

«Мой господин, мой царь, живи вовек,
Ахитофел – мудрейший человек.
Ахитофел – что мудрый Иоав,
Но в этот раз он, кажется, не прав.

Я думаю, не нужно торопиться:
Давид сейчас как злая медведица,
Которую лишили медвежат.
В таких делах обычно не спешат.

Давид сейчас что разъярённый лев,
В нём зло кипит и небывалый гнев.
Он бегством, безусловно, утомлён,
Но он, как прежде, мужествен, силён.

Да, он голоден и изнемождён,
Но опыт с ним, и он вооружён.
И люди с ним такие же, как он.
К тому же твой отец – сомненья прочь –
Не будет спать с отрядом в эту ночь.

Он прячется в пещере между скал
И ждёт того, чтоб первым ты попал.
И если он атаку отобьёт,
То твёрдо знай, беда к тебе придёт.

И он в ночи распустит ложный слух,
Чтобы сломить твоей дружины дух:
«Авессалом побит, и все, кто с ним,
Избиты – мы идём в Иерусалим».

Тогда у храбрых задрожат колени,
И воины разбегутся, как олени.
И узришь ты реальный свой конец.
Ведь знают все, что твой отец – храбрец.

Его, мой царь, сейчас поберегись,
Преследовать его не торопись.
К такому плану он готов вполне
И ждёт тебя в засаде при луне.

Ты подожди, мой царь, пока к тебе
Прийдёт Израиль весь в твоей судьбе
От Дана до Вирсавии – и ты
Тогда исполнишь все твои мечты.

Народу будет много, как песку,
И страшно станет твоему врагу.
И ты благоволенье в нём найдёшь
И сам его отважно поведёшь.

С огнём и дерзновением в груди
Пойдёшь с огромной ратью впереди.
Где б ни был враг – и мы его найдём
И на него внезапно нападём,

Как выпадают росы по утрам.
И разбегутся в страхе по горам.
Людей в живых не будем оставлять,
Всех, кто с Давидом, будем истреблять.

А если, царь, какой-то город вдруг
Подумает, что твой отец им друг
И отворит негодному врата,
И скроет непокорных, то тогда

Израиль весь верёвки принесёт,
И город тот ничто уж не спасёт
И для тебя Израиля сыны
Тот город стащат в реку с крутизны.
И камушка на месте не оставим
Тебя за честь и мужество прославим.

А говорил он, Хусий, ибо знал,
Что царь Давид действительно устал.
И это он советовал не зря
Он так хотел законного царя

От смерти неминуемой спасти,
Беду как можно дальше отвести.
И сын царя отцу принесший беды,
Желая скорой и большой победы,

Сказал на речь советника в ответ:
«Мы принимаем Хусия совет.
В нём есть слова и подтвержденье делом,
Он лучше, чем совет Ахитофела.

И это мимолётное решенье
Снискало у старейшин снисхожденье.
Совет Ахитофела был прекрасен,
И для Давида был бы он опасен.

Но Бог совет тот обратил в руины,
Чтоб поразить неправедного сына.
И сразу после этой важной встречи,
Советник Хусий, взяв нужду на плечи,

Пошёл к Авиафару и Садоку
Подобно неугодному пророку
И все открыл священникам секреты,
Какие обсуждались там советы.

Вот так и так сказал Ахитофел,
Но бунтовщик послушать захотел
Моих речей. И так и так ему
Я подсказал тогда – и потому

Своих людей к царю скорей пошлите,
Немедленно его предупредите:
Не остаётся пусть наш царь в долине,
Пусть не ночует эту ночь в пустыне,

Возможно нападенье в эту ночь.
Уходит пусть в какой-то город прочь.
А в это время верный Ионафан
И Ахимас, покинув царский стан,

Стояли у источника Рогель.
А град святой, Давида колыбель,
Захвачен был негодным бунтарём,
Гонимым хищной жаждой стать царём.

Они вдали от городских ворот
Хотели знать, что говорит народ.
Нельзя друзьям входить в Иерусалим.
Но вот служанка рассказала им

О том, что Хусий возвестить успел,
И что задумал злой Ахитофел.
«Итак скорей к Давиду в стан идите
И обо всём его предупредите».

Но отрок их увидел и донёс
Авессалому – и друзьям пришлось,
Чтоб не иметь кровавой встречи с ним,
Уйти поспешно в город Бухарим.

И в доме у товарища в колодец
Они спустились, чтобы тот «уродец»
Их не убил своим мечом кровавым,
А женщина колодец покрывалом

Накрыла и насыпала пшена,
Бесстрашная и мудрая жена.
И вот уже рабы Авессалома,
Готовые к убийству возле дома:

«Скажи нам, женщина, негодная сейчас,
Ионафан где и Ахимаас?
Мы знаем, что они пришли сюда
Не скажешь, то, смотри, придёт беда.

И женщина таким негодным воинам
Ответила бесстрашно и спокойно:
Мужи царя, благословен ваш род,
Они реку преодолели вброд

И скрылись, непокорные, из виду,
Наверное, опять ушли к Давиду…
И бунтари, словам её поверив,
Именье досконально всё проверив,

В ночи искать не стали за рекой
И возвратились в стан с пустой рукой.
Когда они ушли, то два молодца
Наверх поспешно вышли из колодца,

И время ценное не тратя зря,
Пошли скорей оповестить царя.
Когда же в поздний час в Давидов стан
Они пришли, то всех за Иордан

Немедленно просили перейти
И среди гор укрытие найти:
Никто пусть не останется в пустыне,
И не ищите места на равнине.

Вот так и так сказал Ахитофел,
Но он свой план коварный не успел
В реальность среди ночи претворить,
И мы его смогли опередить.

И царь Давид и весь его народ
Прошли чрез Иордан поспешно вброд,
Поправ Ахитофеловы советы,
Спасая жизнь свою, и до рассвета

Все перешли и скрылись за рекой,
Хранимые Всевышнего рукой.
Узнав о том, что план его сорвался,
Ахитофел, советник злой, собрался,

Оставив и советы и дела,
В печали гордой, оседлав осла,
Он в дом к себе поспешно удалился
И от досады горькой удавился,
Успев своим потомкам завещанье
Рукой коварной сделать на прощанье.

А бунтовщик, отца-царя терзая,
Поставил над войсками Амессая
На место полководца Иоава,
Который не имел пред Богом права
Царя за положенье предавать
И злое беззаконье покрывать.

Как многие свершают то без меры.
А Амессай был сыном Иафера.
Жена ему досталась – Авигея.
Судьбе своей противиться не смея,

Тогда он породнился с Иоавом,
А в бунта день воользовался правом,
Он стал на время главным командиром,
Над армией страны лишённой мира.

В тот день Давид пришёл в Маханаим,
А сын его и весь Израиль с ним,
Пройдя поспешно через Иордан,
Поставил свой к войне готовый стан,
Став бедной жертвой планов чёрных адских,
Почуяв в л а с т ь в пределах Галаадских…

Миннесота, май 2016 г.
 

Comments are closed.