Ноя 28, 2017 - Религия    Комментарии к записи Давид и заговор Авессалома отключены

Давид и заговор Авессалома

Давид и заговор Авессалома

2 Книга Царств, 15 глава

Но царский отрок не хотел смириться
И вот себе зовет он колесницы
И крепких, ратоборных лошадей.
Еще он выбрал из своих людей
Пятьсот отважных смелых скороходов,
Познавших тягость боевых походов.
И стал к себе он привлекать народ,
И, становился рано у ворот,
Встречая гордо раннюю зарю,
А мимо люди шли на суд к царю,
Имея тяжбы, несогласья, споры.
За правдой шли к царю, потупив взоры.
А он таких, любезно подзывал
И обнимал, как братьев, целовал.
И спрашивал: «Откуда ты, мой брат?
Я встрече нашей беспредельно рад!».
И отвечал обиженный ему,
Преодолев скорбей и споров тьму,
Откуда он, с какого он колена,
И как он хочет выбраться из плена,
Его проблемам нет теперь конца…
Авессалом не жаловал отца:
Тебе там оправданье не дадут
И там тебя совсем теперь не ждут,
Ты правды не отыщешь у царя.
Вот если б был судьей в народе я,
Судил бы я по правде день и ночь,
Желая обездоленным помочь.
В моем бы деле не было б изъяна
И вкрался он в сердца израильтянам.
Вот так однажды он сказал Давиду,
Скрывая в сердцел гордую обиду:
"Будь Богом защищен со всех сторон,
Позволь сходить с бойцами мне в Хеврон.
Когда твой раб жил в Сирии в Гессуре,
Пока в душе твоей стихали бури,
Я Богу дал святое обещанье,
Молясь Ему в томительном изгнаньи,
Когда вернет меня в Иерусалим
Назад к отцу, к сородичам моим.
Я совершил бы жертвоприношенье,
Забыв про все тревоги и лишенья.
И вот я здесь, вдали от зла и бед,
Пришла пора исполнить мой обед."
А сам уже тайком катился к злому.
И отвечал Давид Авессалому:
«Иди конечно, сын любимый мой,
И Божий мир да будет пусть с тобой!»
И, жаждущий залезть на царский трон,
Отправился немедленно в Хеврон.
Бежал туда как будто бы из плена
И по пути послал во все колена
Лазутчиков вершить переворот,
Ввести в погибель избранный народ.
Свои не пряча злые притязанья
И дал врагам такое приказанье —
Невольникам обманчивой судьбы:
Когда услышите вы звук трубы
Провозглашайте: «Новый царь явился,
Авессолом в Хевроне воцарился,
Да будет мир и честь ему вовек!»
С ним следовало двести человек.
Они не знали в простоте своей,
Что было в сердце у врага царей.
И вот, во время жертвоприношенья,
Неся отцу великие мученья,
Авессалом призвал Ахитофела —
Советника царя на злое дело,
Призвал его в сообщники из Гило,
Их ждала где-то черная могила.
И состоялся заговор ужасный,
Для всей страны израильской опасный:
Авессалом свершил переворот,
К нему в Хеврон стекается народ,
Слетается, как дикие акриды,
И кто-то вдруг оповестил Давида:
«Твой сын Авессалом — большой смутьян,
К нему лежат сердца израильтян,
В недобрый час, к смутьяну, уклонившись,
И он для них стал и царем и другом.
И царь тогда сказал поспешно слугам,
Что были в граде царственном плечом:
Авессалом нас всех побьет мечом.
Не будет нам пощады и прощенья,
Бежим скорей, бежим без промедления.
Чтоб не застиг он нас и не схватил,
Чтоб город мой во прах не обратил.
Чтоб не навел на мирный город беды,
Ему теперь, обманщику, победы.
И отвечали слуги и рабы:б
«Ты господин наш волею судьбы,
Ты за детей своих нас почетаешь,
Поэтому все делай, так как знаешь.
Куда угодно мы с тобой пойдем,
С тобой мы жили и с тобой умрем,
До самой смерти ты наш господин!».
И вышли все с Давидом, как один,
Весь дом Давидов и пошли за ним
В пустынные места Святой Земли,
Спеша уйти от мести сына вон.
Не взял Давид с собой лишь только жен
И всех наложниц он оставил дома,
На власть бунтовщика Авессалома.
Не ведая, что ждет их наперед,
И вышел царь и верный с ним народ.
И слуги шли с царем со всех сторон,
Чтоб одиноким в горе не был он,
С ним в горе рядом были хелезеи,
Друзья гевяфяне, так же фелефеи,
До шестисот отборных человек
В беде остались верными вовек.
Бесстрашно шли они стеной вокруг
И понял царь тогда кто верный друг,
И оценил слугу, раба, солдата,
И шли они и подле Беф-Мерхата
Остановились, сделали привал,
Народ и царь в таком пути устал.
И царь сказал Гефянину Ефею:
Спросить тебя в беде своей посмею,
Скажи мне друг, зачем идешь ты с нами?
Мое уже навек померкло знамя.
Иди к тому царю, тебя он примет,
Как всех своих поклонников обнимет.
Ведь ты же чужеземец, и бояться
Тебе не стоит, время распрощаться.
Ведь ты пришел со своего удела,
До нас тебе теперь какое дело?
Вчера пришел ты волею Господней,
А я тебя привольного сегодня
Заставлю бегать с нами, где придется.
Ко мне ведь царство больше не вернется.
Не зная, где пристанище найти,
Но ты вернись и братьев возврати.
Пусть истина и милость будет с вами,
А мой конец уже не за горами.
Мечты свои ненужные развей.
И отвечал царю тогда Еффей:
«Господь наш жив и ты мой царь живи
В его святой опеке и любви!
Где б ни был ты и в жизни или в смерти,
На суше, в море, на небесной тверди,
Пойдешь ли от меня в смертельный бой,
Где б ни был ты, там будет раб с тобой!»
И отвечал помазанник Еффею:
«Тогда тебе препятствовать не смею,
Иди со мной и будь со мною рядом.
И он остался со своим отрядом.
Раба и дети, бывшие при нем,
Пылающие верности огнем,
И громко вся вокруг земля рыдала,
И беженцам дорогу открывала,
Заботой, окружив со всех сторон.
И перешли они поток Кедрон.
И весь народ пошел сухой дорогой
В пустыню, как в исход, по воле Бога.
И перешли безропотно поток
Священники, левиты и Садок.
Несли завета Божьего Ковчег
Из города в суровый свой побег,
Чтоб был в покое он и в чистоте.
Авиафар стоял на высоте
И наблюдал доколе весь народ
Пройдя пешком под сводами ворот.
И лишь потом поспешно вниз спустился
И к верным людям присоединился.

Октябрь 2017 г.
Сиэтл, Вашингтон,
в доме Ромы П.

На переправе царь сказал Садоку:
«К чему нам брать с собой Ковчег в дорогу,
Зачем скитаться по дорогам с ним?
Вам лучше бы уйти в Иерусалим.
А если Бог найдет благоволенье,
И я, с Его всевышним изволеньем,
Вернусь назад ко всем делам своим
В любимый город Иерусалим,
То буду рад войти в Его жилище,
Оно дороже мне питья и пищи,
А если он сокроется из виду
И скажет: «Не благоволю к Давиду»,
То пусть творит со мною что угодно,
Я все приму достойно, благородно.
А вы идите с миром в добрый час.
И ты иди, и сын твой Ахимас,
Авиафар и сын Ионафан
Ковчег несите Божий в Божий стан.
Пусть Бог хранит вас, как хранит доныне,
А я помедлю с умыслом в пустыне,
Доколе не придет ко мне от вас
Известие в какой-то добрый час.
И Божии священники не стали
Царю перечить в горестной печали.
И возвратили, попрощавшись с ним,
Ковчег завета в Иерусалим.
А царь пошел на гору Елион,
Он голову покрыл и плакал он.
И все пришедшие в тот день с Давидом
Всецело были преданны обидам,
Покрывшись вретищем, рыдали вместе с ним,
Покинув второпях Иерусалим.
Давиду донесли: Ахитофел
С тобой страдать в борьбе не захотел,
Советник он теперь Авессалома,
Тебя он предал — жалкая солома.
Услышав то, Давид воскликнул смело:
Разрушь, Господь стезю Ахитофела,
Совет его пусть помешает сыну.
Когда Давид на горную вершину
С людьми своими трепетно поднялся
На местно, где он Богу поклонялся.
К нему идет изодран и изранен
Навстречу жалкий Хусий Архитянин
Давида верный друг израильтянин.
На голове поникшей скорбный прах,
В глазах недоумение и страх.
Он в путь идти с Давидом пожелал,
Но царь ему совет хороший дал.
«Пойдя со мной, ты будешь в тягость мне.
Ведь я не во дворце, а на войне.
Но мы с тобой поступим по-другому.
Иди скорей назад к Авессалому».
И так скажи: «Отцу я твоему
Служил от сердца свято, потому
Тебе служить, мой господин, готов
На протяжении всех твоих годов!».
И изнутри украденных уделов
Расстроим мы совет Ахитофелов,
Вот там с тобою будет наш Содок.
Авиафар, будь с ними бок о бок,
Ионафан и смелый Ахимас,
Не бойся их, они — мужи от нас.
И все, что ты услышишь, не скрывай,
И все секреты им передавай.
Чтоб я душой разбитой не томился,
И Хусий с этим в город возвратился.
А в это время, гордостью гоним,
Вступил обманщик в Иерусалим.

Октябрь 2017 г.
Портленд, Орегон,
в доме сына — Тимофея
 

Comments are closed.